Silmarillion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Silmarillion » Дортонион » Случай в тёмном осеннем лесу


Случай в тёмном осеннем лесу

Сообщений 31 страница 60 из 177

31

- Да здесь твой конь. - успокоила девушка Амраса. - Неужели ты думаешь, что я оставила бы его снаружи, на виду? Голову поверни - вон он, у ручья стоит.
Девушка и правда чувствовала, что устала, но ложиться спать не собиралась: неизвестно, не станет ли Амрасу ночью хуже. Орочий яд - штука коварная, не поймешь, когда беды ждать. Но ничего, Йентаннари вполне могла не поспать одну ночь, для разведчика это пустяки.
Вопрос Амраса застал Йентаннари врасплох, и ответила она не сразу. Больше всего хотелось бросить резкое "не твоё дело!", но она не сделала этого, правда, сама не поняла, почему.
- Я воин, меня воспитывали воины. Что мне делать в мирном Дориате? Занавески ткать или полотенца вышивать? Там и без меня умелиц много найдется... Нет, моё место среди разведчиков.
Ответила и поняла, что сейчас посыплются новые вопросы... Что ж, кое-что рассказать ему можно - почему бы и нет? То, что касается лично её, разумеется, а не дориатской разведки. Вряд ли он собирается как-то использовать это против нее - да и как можно это использовать? А выговориться хочется уже давно, только все не перед кем... Подруга, выслушав как-то ее откровения, назвала Йентаннари чокнутой авантюристкой и предложила остаться в Дориате - с тех пор девушка никому не открывалась. Да... Только вот почему она собирается откровенничать с абсолютно незнакомым эльда? Да еще с врагом?
Йентаннари посмотрела на Амраса и чуть заметно улыбнулась. Нет, врагом она его не воспринимала, по крайней мере, сейчас и в таком вот виде... Это потом, когда настанет пора прощаться, он снова станет врагом, а сейчас можно и поговорить, пожалуй... хуже-то не будет... наверное.

0

32

Амбарусса повернул голову и действительно увидел стоящего неподалеку коня. Он улыбнулся и тихо свистнул. Рокко ответил ему тихим, почти нежным ржанием, мотнув длинной черной гривой, словно говоря хозяину, что с ним все хорошо.
- Я воин, меня воспитывали воины. Что мне делать в мирном Дориате? Занавески ткать или полотенца вышивать? Там и без меня умелиц много найдется... Нет, моё место среди разведчиков.
Тэльво удивленно посмотрел на Гэллениль. Она была не очень-то похожа на женщин, которых он знал. Хотя она чем-то напоминала ему его кузину Артанис - такая же решительная и отчаянно-храбрая.
-А почему тебя воспитывали воины? Прости за любопытство... можешь сказать мне, чтобы я не спрашивал, я не буду... Почему тебя, как всех девушек, не воспитывали именно в мирном Дориате? Или тебе самой такая жизнь не пришлась по душе?
Наверное, не стоило вот так набрасываться не нее с вопросами... Но Тэльво почему-то показалось, что она не против. А если он ошибается, то Гэленниль явно не из тех, кто будет отвечать просто из вежливости.
-Просто у нас обычно войной занимаются мужчины. Это не значит, что женщины слабее... и в случае необходимости они тоже берутся за оружие, но так обычно бывает, что они сами предпочитают мирную жизнь.

0

33

Удивление Амраса было вполне закономерным, Йентаннари знала, что значительно отличается от нормальных женщин, и уже привыкла к косым взглядам. В конце концов, отец предупреждал ее об этом, когда уговаривал остаться в Дориате и не учиться на разведчика, но она решила окончательно.
- Йентаннари, вряд ли кто-то сможет понять твой выбор... и одобрить. Твоя мать оторвала бы мне голову, узнай она о нем... Я когда-нибудь погибну, а дороги назад у тебя уже не будет. Ты уверена, что хочешь остаться?
А как она могла ответить? Уйти, что ли? Сколько лет уже прошло, а о сделанном выборе пожалеть не пришлось: другая жизнь Йентаннари уже не прельщала... Только вот стоит ли все это рассказывать чужаку? По всем законам положено молчать, но сколько можно молчать?
- Мой отец был разведчиком. И я тоже стала разведчиком, чтобы быть с ним рядом, а не сидеть в Дориате и не ждать, пока принесут весть о его гибели. Нет ничего хуже, чем улыбаться и пировать, пока идет война, на которой могут погибнуть твои друзья... Пусть те, кого она не касается, будут и спокойны, и счастливы, а у остальных просто не получится... У меня не получилось, хоть я и пыталась.
Приобретенные умения в Дориате просто негде было применить - разве что в многочисленных шалостях, на которые подбивали ровесники. Но Йентаннари редко участвовала в рискованных мальчишеских предприятиях - это было ненастоящее, слишком детское... она, в отличие от остальных, видела, зачем на самом деле нужна маскировка - когда лежишь в кустах ни живой ни мертвый, а мимо проходят орки... а вовсе не садовник, от которого за кражу незрелых яблок в худшем случае получишь подзатыльник. И так со всем остальным... хотя без проделок, конечно, не обходилось - это лучше, чем день и ночь сидеть за ткацким станком под неусыпным надзором тети...
- Мирная жизнь хороша, но, боюсь, я просто не привыкла к ней. - продолжила Йентаннари. - Иногда и хочется отдохнуть пару месяцев, побродить по дориатским тропинкам, птиц послушать - а уже не можешь... Смех - гуляешь и по привычке вслушиваешься, нет ли поблизости орков... А потом долго думаешь, почему их нет и не ловушка ли это...
Ничего смешного, правда, в этом не было, но Амрасу не обязательно знать совсем уж всё...

0

34

Амбарусса слушал рассказ Гэленниль с удивлением и невольным восхищением. То, о чем она говорила, действительно было необычно для девушки...
-А как же твой отец не боялся за тебя? Ведь он-то должен был знать, что такое жизнь разведчика. Не всякому мужчине это под силу, а уж девушке...
Хотя не понять Гэленниль было трудно. Будучи воином сам, он очень хорошо знал, каково это - сражаться самому и знать, что где-то сражаются и погибают те, кто тебе дорог. Но как-то так повелось, что женщины все-таки оставались дома и ждали...
И что говорила на это мать Гэленниль? Неужели позволила ей вот так просто учиться такому опасному делу?
-Да, я тоже, наверное, отвык от мирной жизни, хотя, конечно, живу совсем по-другому. Мне редко приходилось вот так жить в лесу, как тебе... Но мы все давно уже забыли, что такое беззаботные мирные дни. И даже когда есть возможность просто отдохнуть, словно чего-то не хватает...
Как давно они последний раз не думали о войне? В Тирионе? В Форменосе? Здесь, в Эндорэ даже во время Мира где-то в душе жило ожидание того, что вот-вот все изменится... А уж теперь, после Браголлах...
Он внимательно смотрел на девушку. Похоже, Гэленниль была сейчас откровенна и искренна. Интересно, почему? Ведь он был для нее врагом, как и любой феаноринг...Но спрашивать об этом совсем не хотелось, потому что в таком случае никакой откровенности уже не будет...
Тэльво вздохнул, а затем спросил:
-А твои родители... где они сейчас?

0

35

- Мой отец волновался за меня. Но, по-моему, ему было спокойнее, когда я у него на виду, а не где-то, откуда вполне могу и сбежать... А чтобы защитить от орков, учил сражаться.
Йентаннари улыбнулась. Несмотря на то, что отец давно погиб и она тяжело пережила его смерть, воспоминания о нем не причиняли боли, а наоборот, оставались тем светлым лучом, который не покинет даже среди моря отчаяния... Она помнила чуть ли не каждый разговор, выражение его лица, постоянную печаль в глазах... и как менялось его лицо во время вылазок - становилось непроницаемым, собранным, чужим... Ей потом говорили, что с нею происходят такие же перемены...
Следующий вопрос Амраса рывком вернул ее в реальность. Впрочем, такого следовало ожидать. Нолдо не стоит винить, он ведь не знает... Йентаннари собрала в кулак всю свою волю, чтобы не нагрубить.
- Мои родители погибли. Мама очень давно. Отец тридцать шесть лет назад. И если ты сейчас скажешь "мне жаль" или "прости, я не знал", я поставлю тебе по фингалу под оба глаза.
Впрочем, вряд ли Амрас настолько мягкосердечен, он ведь воин... И тоже потерял отца, то есть знает, как неприятно слушать соболезнования и выдерживать сочувствующие взгляды...
Никто не понимал, почему она осталась разведчиком даже после смерти отца, почему через несколько дней после известия о его гибели бросилась к командиру просить внеочередное задание. И почему никогда, даже бывая в Дориате, не заходит в дом к тетушке, а живет в казарме.
- Я не терплю чужой жалости... На меня смотрели, как на больную, разговаривали шепотом, сироткой называли... Поэтому к родне я больше не захожу - и мне все равно, что они подумают. Да и не так уж много их у меня...
Йентаннари оторвала взгляд от костра и вдруг сообразила, что уже давно отвечает на вопрос, который задал ей не Амрас сейчас, а командир когда-то давно. Резко замолчала, встала и принялась поправлять горящий хворост.

0

36

Амбарусса смутился... не стоило задавать Гэленниль вопрос о родителях... ведь чувствовал, что не стоит!
-Хорошо, я не буду извиняться, -ответил он тихо, - и ничего говорить не буду. Но я должен все же был подумать прежде, чем спрашивать. К сожалению, у меня это не всегда получается...
Он немного помолчал, глядя на весело пляшущие язычки костра.
-Мой отец тоже погиб... давно. Впрочем, ты наверное, знаешь... А мама осталась там, в Амане... не пошла с нами.
Тэльво вспомнил короткое прощание с матерью - ни слез, ни уговоров... Нэрданэль, гордая и независимая, считала ниже своего достоинства показывать чувства при других... даже при сыновьях. Но он не мог не видеть в ее глазах тоску будущего бесконечного ожидания и страх за своих, пусть уже и взрослых детей. На Феанаро она посмотрел всего лишь один раз, но в этом взгляде было все... и упрек в том, что они лишал ее сыновей, и осуждение его безумия, и прежняя, все еще живая, любовь, и надежда на возвращение...
Амбарусса мотнул головой, отгоняя не вовремя нахлынувшие воспоминания.
-Я тоже не люблю, когда меня жалеют... -задумчиво сказал он,отвечая на слова синдэ - По-моему, когда жалеют, только хуже. И ты стала разведчиком еще и потому, что хотела быть как отец? И чтобы не слышать шепота за спиной?
Гэленниль почему-то вдруг замолчала, словно закрылась... И стала делать вид, что очень занята состоянием костра.
-Что-то не так? -спросил Амбарусса, побоявшись, что опять ляпнул лишнее.

+1

37

- Да все так... - девушка вернулась на свое место около Амраса, хотя мгновение назад пообещала себе прервать разговор. - Просто костер что-то плоховато горит.
"О Эру, почему? Почему я откровенничаю с ним - ведь он феаноринг и мой враг! Почему я не боюсь сказать ему то, чего ни за что не скажу ни одному из товарищей?"
Ответов не находилось.
Она никому не простила бы таких вопросов и предпочла бы прервать беседу первой, но сейчас не было раздражения или злости, как обычно, когда кто-то пытался заглянуть ей в душу. Наоборот, было так спокойно и хорошо - потому что Амрас умел слушать...
- Тебе не о чем сожалеть, - ответила Йентаннари в ответ на прошлое извинение Амраса и предупреждая следующие. - Вполне логичные вопросы, их бы кто угодно задал... Да, я хотела быть похожей на отца, не только внешне. А что до шепота... Он все равно есть: сочувственный ли, осуждающий, шепот непонимания... Ужасно противно. Отчего-то они судят обо мне, хотя совсем меня не знают... Как они могут знать? К шепоту гораздо труднее привыкнуть, чем к мысли о том, что папа мертв... Когда кто-то уходит, нужно жить не пустотой от утраты, а тем, что осталось... воспоминаниями... как бы мало этого ни было - так он сам говорил... У меня получилось. А что там наговорят подружки моей тетушки, мне все равно. Мне есть, что делать, в отличие от них... Наверное, я осталась в разведке еще и поэтому - не могу сидеть без дела...
Она чувствовала, что говорит непоследовательно и много. Непростительно много для разведчика. Но эта информация не была государственной тайной, это была ее личная тайна... которую она ни с того ни с сего решила доверить первому встречному.
"Да что со мной творится?!"
Но отступаться было уже поздно...

Отредактировано Йентаннари (2010-07-26 21:53:36)

0

38

Амбарусса кивнул.
-Знаешь, когда нас изгнали из Тириона, шепота за спиной мы тоже наслушались... Кто-то осуждал, кто-то был на нашей стороне, но почему-то не вслух, а вот так, тихо... И когда мама... ушла от отца, тоже. Мы с братом были еще не слишком взрослые, поэтому львиная доля жалости досталась именно нам. Хотелось развернуться и дать по лицу таким сочувствующим. Что мы частенько и делали, подтверждая мнение, что наша семейка - абсолютно сумасшедшая. Хотя, конечно, это была совсем не та ситуация, что у тебя...
И потом, уже здесь, в Эндорэ... слухов было тоже предостаточно.
Тэльво задумчиво посмотрел на Гэленниль...
-Я тоже хотел быть похожим на отца... мы все хотели. Он был для нас... даже не знаю,как объяснить... каким-то высшим существом. Мы немного боялись его... все, даже Нельо...хотя он даже иногда спорил с ним...
Зачем он это говорит? Тем более ей, синдэ из Дориата, наверняка ненавидящей Феанаро и весь Первый Дом? Какое ей дело, как сильно они любили своего отца? Это не объясняет и не оправдывает того, что случилось, того, что они сделали. Но почему-то сейчас, слушая рассказ Гэленниль, ему тоже хотелось быть откровенным. Вообще, он не особенно был склонен к этому - да и собеседников у него не так уж много было, только братья... а они все и так о нем знали.
Он улыбнулся.
-Сидеть без дела - хуже некуда, это точно... поэтому я и влип с орками сегодня... А подружки твоей тетушки, наверное, охают от возмущения твоим поведением, да?

0

39

Йентаннари посмотрела на Амраса так, словно только что увидела. Он говорил о давних, вошедших в легенды событиях, свидетелем и участником которых был. Он видел свет Деревьев и вместе с Феанором приносил страшную Клятву, он смотрел на зарево кораблей в Лосгаре... как-то не вязалось это все с рыжим эльда, лежавшим в ее доме... и тем не менее, перед ней Амрас, седьмой сын Феанора.
Девушка как-то не думала, что один из вошедших в печальные сказания может оказаться рядом с ней. А еще - она не чувствовала его своим врагом. Легко ненавидеть тех, кого никогда не видел и не увидишь, ненавидеть потому, что так сказали старшие, за предательство, которое свершилось где-то далеко и давно, когда тебя еще на свете не было. А вот так - попробуй! Лежит перед тобой живой эльф - лицо бледное, поцарапано кое-где, волосы на воронье гнездо стали похожи... говорит с тобой о чем-то самом обычном - за что его ненавидеть?
"И как он сам себя должен ненавидеть, если пережил все это?"
Печальный взгляд Амраса, адресованный уже явно не ей, многое рассказал Йентаннари. Она тронула феаноринга за руку, но ничего не сказала. В некоторых случаях лучше помолчать...
"А еще он ранен и ему вредно волноваться!" - с негодованием напомнила себе разведчица. И, меняя тему, ответила только на последний вопрос.
- Они не охают, они сокрушаются, что меня уже поздно перевоспитывать, - улыбнулась она, хотя ничего смешного в воспоминаниях о тетиных подружках не было. - А по-моему, меня стало поздно перевоспитывать уже тогда, когда я решила стать разведчиком, лет в двадцать. Потому что я упрямая очень - чем больше убеждают, тем сильнее склоняюсь к противоположному. И репутация у меня в дориатском высшем обществе не очень-то хорошая. У отца, впрочем, тоже... Как же, один из Перворожденных променял придворную службу на шатание по лесам... и я вся в него... А по-моему, скукота смертная эта придворная жизнь... Впрочем, ты принц, тебе виднее. - на этот раз улыбка вышла более искренней. Что-то не вязался у ней Амрас с представлениями об истинном принце. Хотя кто их, нолдор, знает?

Отредактировано Йентаннари (2010-07-26 23:48:44)

0

40

Гэленниль тронула Тэльво за руку, наверное, почувствовав, что тот задумался о чем-то невеселом. Он с благодарностью посмотрел на девушку.
-Уж извини, Гэленниль, но мне кажется, тебя стало поздно перевоспитывать в тот момент, когда ты появилась на свет, - -рассмеялся Амбарусса, чуть поморщившись от боли в груди, - упрямство ведь не приобретается. Так что тетушки и их подружки охают впустую. А что касается придворной жизни... Знаешь, я никогда не был большим ее любителем. Да, я принц... и воспитание вроде бы получил соответствующее. То есть в обществе есть руками не буду и даму вперед пропущу. Но мы с Питьо с большим рвением придумывали всякие шуточки, за которые потом сами же и получали, чем учились всяким манерам... Так что тут я с тобой согласен.
Как же он скучал по тем временам... как хотел туда вернуться. Да, он без оглядки отправился в Эндорэ, он хотел сюда попасть, мечтал, как и все, о мести, о справедливости, о новых землях... Наверное, тогда он не очень-то думал своим умом... в основном шел за кем-то. Так было проще. Но новая жизнь почти сразу обернулась совсем не лучшей стороной. Потом, когда они все остыли от боя, он не мог понять - как это вообще могло произойти? Прежняя жизнь разлеталась яркими осколками, а новая наваливалась, как тяжелый камень на сердце... А назад дороги не было.
Ну вот, опять он ушел куда-то в прошлое... сколько можно?
-Твой отец был Перворожденным? - с интересом спросил он.

0

41

- Чтобы в обществе есть руками, это надо орком быть, - улыбнулась Йентаннари. - Элементарные правила приличия, по-моему, освоили все... А что до моего упрямства... неужели оно так заметно?
Она с напускным беспокойством схватилась руками за лицо, а потом скорчила уныло-благопристойную рожу, но долго не удержалась и залилась смехом. Вспомнилось, как ее позвали однажды на праздник в дом подруги. Они были тогда совсем маленькими и все не могли усидеть на месте - стащили со стола скатерть и сделали из нее "парадную мантию", бегали по всему дому, а во время обеда каких трудов стоило не хихикать - особенно когда смотришь на изменившееся лицо одного из гостей и понимаешь, что он только что обнаружил подсунутую в салат живую лягушку...
- Да, мой отец был Перворожденным. Но он не успел мне рассказать об этом поподробнее... Да и не только об этом...
Йентаннари вздохнула и решительно тряхнула головой, отгоняя грустные мысли.
"Может, назвать ему своё имя? - подумалось ей - А то нечестно как-то, он же своё назвал, хоть и знал, как я на него отреагирую..."
- Амрас, - разведчица ненадолго заколебалась. Все-таки старую привычку называться прозвищем в разговоре с незнакомцем так просто не перисилишь. Но она уже рассказала ему столько, что дальше таиться просто смешно. - Амрас, Гэленниль - это всего лишь прозвище. Меня зовут Йентаннари, и я хочу, чтобы ты называл меня так. И прости, что не сказала этого сразу.

0

42

Амбарусса рассмеялся, опять забыв про рану, и она тут же напомнила о себе... Но это было не страшно... он почти не жалел, что с ним все это произошло. Говорить с Гэленниль было интересно и как-то очень легко. Он сам себе удивлялся, что так откровенно говорит с почти незнакомой ему синдэ и с таким интересом ее слушает.
-Ну про "есть руками" я для примера сказал. Тем более, что сейчас я все равно не смогу продемонстрировать тебе свои придворные навыки - изящные поклоны и все такое прочее. Я просто упаду и тебе опять придется таскать меня, класть на кровать, а то еще и зашивать заново. Но можешь поверить, я все это умею. Только мало это умение пригодилось в жизни... А насчет упрямства... Да, видно. Не знаю, может быть потому что я и сам им отличаюсь. Вот и вижу издалека, как рыбак рыбака человеческой поговорке.
Тут Гэленниль скорчила такую смешную гримасу, что он снова не удержался от смеха, тем более, что девушка очень заразительно расхохоталась сама.
-Да, ненадолго хватает у тебя благопристойного выражения лица, - сказал он сквозь смех, одновременно схватившись рукой за рану... вот проклятье, смеяться больно, а как хочется! - Пожалуй, даже у меня больше получалось, особенно, когда нужно было скрыть какую-то совершенную пакость.
Вопрос об отце заставил девушку погрустнеть, и Тэльво в который раз дал себе мысленный подзатыльник за слишком длинный язык и чрезмерное любопытство.
Амрас, Гэленниль - это всего лишь прозвище. Меня зовут Йентаннари, и я хочу, чтобы ты называл меня так. И прости, что не сказала этого сразу.
Тэльво удивленно взглянул на нее...
-Зачем ты извиняешься? Ты совершенно не обязана называть свое имя первому встречному... я тебя понимаю. Тем более, ты ведь знала, кто я такой. Ведь... другом ты точно меня не могла считать.
Он немного помолчал, опустив глаза... то, что их считают кровожадными чудовищами, было делом привычным, но почему-то сейчас думать об этом было больно.
-Йентаннари... красивое имя... Хорошо, я буду называть тебя так. А меня близкие зовут Тэльво...

0

43

Заметив, как Амрас поморщился, когда смеялся, разведчица поняла, что ему больно это делать.
- Тише, тише, - улыбнулась она. - Не думаю, что тебе хочется быть еще раз зашитым. Вот завтра к вечеру, пожалуй, уже можно будет сидеть - тогда и посмеешься.
На лес уже давно опустилась ночь, но до сих пор Йентаннари не замечала этого из-за света костра и из-за того, что пристально наблюдала за Амрасом. А темно-то как... В лощине всегда было темно из-за свисающих веток, благодаря которым можно было безбоязненно жечь костер даже ночью, не боясь демаскироваться, но сегодня и луны не было тоже... Интересно было бы взобраться по склону и глянуть на небо - не ждет ли их дождь? - но Йентаннари оставила эту идею, поскольку была не одна.
- Тэльво... - протянула она, - Красиво... Это на вашем языке, который нам запрещают учить?
Подумала немного и добавила:
- Только я не твой близкий, чтобы так тебя называть...
Холодный ветерок заставил девушку поежиться и все-таки сходить за одеялом. Тщательно укутала им Амраса, потом подкинула в костер еще хвороста. Но все-таки здесь было теплее, чем в лесу: здесь от ветра защищали стены оврага и кусты, а там он вовсю разбушевался - слышно, как деревья скрипят. Эх, каково, наверное, ребятам из отряда спать - у них-то убежище на ровном месте... Интересно, как скоро они ее хватятся? Разведчица сказала, что уходит на четыре дня, сегодня второй... Пожалуй, с утра надо будет отправить командиру осанвэ, только про Амраса говорить пока не стоит.
- Конечно я не могла считать тебя другом. И не только тебя. В этом лесу друзей нет - или враг, или уже труп - иначе не выжить. Пока будешь судачить о добровольной сдаче в плен, тебе как раз стрела в лоб и прилетит... Нехорошее место, хотя и не самое опасное. Ты вот выжил как-то... Видимо, дрался здорово, и что конный - не догнали. Знаешь, я рада, что ты живой...
Сообразив, что ляпнула лишнее, Йентаннари замолчала и отвернулась, молясь, чтобы Амрас не понял ее слов как-нибудь не так.

0

44

-Не смейся... но мне смешно, что я могу сделать? -улыбнулся Амбарусса, -Ты никогда не замечала, что чем больше сдерживаешься, тем больше хочется смеяться? Особенно тогда, когда это делать ни в коем случае нельзя.
Амбарусса, словно в подтверждение своих же слов, опять почувствовал желание прыснуть со смеху.
-Думаешь, от этого могут швы разойтись? Я же не прыгаю, размахивая руками...хотя не буду врать - смеяться мне больно.
Гэленниль... нет, Йентаннари немного нараспев повторила его имя...
-Да, это на квенья... Это сокращенное имя, полное - Телуфинвэ. Так назвал меня отец, потому что я был самым младшим... "Телу" означает - последний.
Отец знал, что он станет последним его сыном... Их отношения с мамой тогда уже почти окончательно испортились... они стали далеки друг от друга, хотя разошлись позже... но семьи уже не было, и Феанаро не мог этого не видеть. Вот и назвал... как точку поставил.
- Только я не твой близкий, чтобы так тебя называть...
Тэльво почти возмущенно возразил:
-Не знаю, можно ли назвать близким того кто спас тебе жизнь... мне кажется, можно. Но ты можешь называть меня любым именем, как тебе удобно.
Действительно, с чего он взял, что Йентаннари захочет войти в число его близких? С какой стати? Она просто сделала то, что сделал бы любой... не бросать же его умирать...
Он с удовольствием позволил Йентаннари укутать себя одеялом. Его уже не колотило от холода, как раньше, но до конца озноб еще не прошел.
-Я тоже рад, что я живой... А дрался? Дрался, как умел... у меня было время и возможность научиться... как, наверное. и у тебя, и у многих других. Да, пеший точно не ушел бы... Рокко вынес меня уже почти бесчувственного. Но... я говорил о другом... когда имел в виде дружбу или не-дружбу - между нами... впрочем, наверное, это не самая лучшая тема для разговора...
Тэльво внимательно посмотрел на почему-то отвернувшуюся Йентаннари...
-Эй... ты что? Я ничем тебя не обидел?

0

45

- Прыгать ты еще не скоро сможешь, а левой рукой тебе лучше пока не размахивать, как бы ни хотелось. Но так уж и быть, смеяться я тебе разрешаю, - улыбнулась Йентаннари. - У тебя рана не настолько страшная. Вот когда в живот, тогда даже вздохнуть лишний раз больно, а у тебя, если резких движений делать не будешь, дня через четыре подживёт немного.
Йентаннари поморщилась: ей очень хорошо было известно, как медленно заживают раны и как хочется поскорее выздороветь. Признаться, в роли целителя она выступала не так уж часто, гораздо чаще бывая раненой. Как ругалась, было дело, на запрещавших вставать лекарей, хотя и понимала, что они правы... А теперь вот самой придется запрещать вставать этому эльфу... И что-то подсказывало ей, что это будет очень непросто - при его-то упрямстве...
- Телуфинвэ... Мне нравится. А я вот не знаю, что означает мое имя... зная отца, могу предположить, что это сложенные в слово первые буквы какой-то фразы, или первая абракадабра, которая пришла ему в голову, или еще что-то в таком роде... - она сделала паузу. - Знаешь, я пожалуй не прочь называть тебя Тэльво.
Потому что Амрас - это был тот, кого ее учили ненавидеть, далекий, полупризрачный феаноринг, как картинка из книги... А этот, живой и вполне нормальный, которому ей хотелось доверять, на него никак не походил. Чтобы ненавидеть кого-то, надо знать его лично. Потому что после первого знакомства отношение может кардинально измениться...
- Нет, ты ничем меня не обидел, - Йентаннари похлопала Амраса по здоровому плечу и вдруг поймала себя на том, что постоянно улыбается. Такое с ней случалось очень редко. - Меня вообще довольно сложно обидеть, я же не дориатская княжна. А тот разговор... о не-дружбе... Давай оставим на потом, ладно? Если уж он так нужен...
Но девушка знала, что тот разговор неизбежно случится - и что будет потом, один Эру знает...

+1

46

-Ну спасибо... ты очень добра! Если бы я мог, я бы сейчас показал тебе самый изящный поклон из тех, что знаю. Но ты считай, что я это сделал, ладно? -и Амбарусса снова рассмеялся, - а знаешь, сейчас уже не так больно... может, привык? Или смеяться полезно для раненых? А в живот да... это очень больно... и тут уже не до смеха...
Тэльво передернул плечами. Такое он испытал однажды... рана была как раз в живот, хоть и не самая серьезная. Но все в точности, как говорила Йентаннари - каждый вздох вызывал желание перестать дышать вообще.
-Хорошо, ровно четыре дня я обещаю не прыгать и не размахивать рукой. Но как только эти дни пройдут - держись. У тебя просто в глазах замелькает...
Конечно, он знал, что через четыре дня, даже через восемь, никакого желания прыгать у него не будет. Но он будет в состоянии сесть на коня и уехать... Ведь наверняка кроме Йентаннари тут бывают другие синдар. Или она должна будет встретиться с ними. И ей придется сказать, что она приютила раненого феаноринга. И в том, что это грозит девушке неприятностями, Тэльво ничуть не сомневался.
-Йентаннари... - он повторил еще раз имя девушки, словно пробуя его на вкус... - Неважно, как и почему отец дал тебе это имя... но звучит оно красиво...и тебе подходит.
От первоначальной суровости и резкости синдэ не осталось и следа. Теперь она улыбалась и говорить с ней было легко и весело... и очень интересно. Феаноринг подумал вдруг, что, скорее всего, никогда больше не увидит ее после того, как уедет... и от этой мысли ему почему-то стало грустно.
-Я не знаю, нужен ли разговор... но он наверняка будет... не может не быть, даже если мы не хотим. Так уж сложилось.
Конечно, будет... и знать бы еще чем закончится..
-А что, дориатская княжна такая обидчивая? -поинтересовался он в основном для того, чтобы разрядить обстановку.

0

47

- Попрыгун... - проворчала Йентаннари. - Тебе бы на ноги встать за это время.
О том, что будет потом, она старалась не думать. Потому что будет просто и понятно: он сядет на коня, уедет и больше не вернется, как и положено. И если они встретятся в следующий раз, то будут врагами. Только и всего. Этот странный разговор с самого начала не нужно было начинать... Но начав, закончить уже невозможно, как и забыть...
А между тем, Амрасу стоило поспать, нечего было изводить его разговорами.
- Знаешь, попробуй снова заснуть, ладно? - попросила она. - Если что, я тут, рядом - разбужу. Хотя, думаю, это не понадобится, сон будет хороший.
Девушка еще раз поправила одеяло, которым был укрыт Амрас, и прилегла неподалеку, посильнее укутавшись в куртку. Она еще в самом начале обучения овладела незаменимой для разведчика способностью спать вполуха и при этом высыпаться, так что не боялась, что ночью что-то случится без ее ведома. Некоторое время лежала без сна, разговаривая осанвэ с командиром. Она предупредила его, что может задержаться, но истинной причины не объяснила, сваливая все на сложность задания. Хотя какое оно сложное, за два дня управилась... Потом как будто свет погас - Йентаннари провалилась в сон.

0

48

- Знаешь, попробуй снова заснуть, ладно?  Если что, я тут, рядом - разбужу. Хотя, думаю, это не понадобится, сон будет хороший.
Амбарусса хотел было возразить, что спать совсем не хочет, но теплое одеяло, уютно потрескивающий костер и усталость сделали свое дело - он закрыл глаза казалось бы на минуту, а, когда открыл их, было уже утро. Йентаннари была права - спал он спокойно, почти без снов и уж точно без бреда. И чувствовал себя гораздо лучше...
... Так прошло два дня. И иногда Тэльво казалось, что это самые лучшие дни в его жизни с тех пор, как они покинули Аман. По крайней мере, самые спокойны... Раны его постепенно затягивались, и уже к концу второго дня о вполне смог встать и пройтись по "комнате". Это было хорошо - с одной стороны, а с другой - означало, что скоро надо будет уезжать. Тем более, что Амбарто уже несколько раз посылал ему беспокойное осанвэ. Похоже заверения близнеца, что с ним все хорошо, не сильно его убеждали... еще искать примется, не приведи Эру...
Вечером третьего дня Тэльво, решив, что дольше оставаться тут просто нельзя, сказал Йентаннари:
-Знаешь, наверное, я уже вполне в состоянии ехать верхом... Надо возвращаться, меня ждут... Ты ведь не хочешь, чтобы все шестеро моих братьев явились сюда, правда?
Последняя фраза была шуткой, но веселиться отчего-то не хотелось...

Отредактировано Амрас (2010-07-28 23:16:30)

0

49

Амрас поправлялся быстро, и Йентаннари даже удивилась его живучести. От бледного до синевы, осунувшегося эльфа не осталось и следа - к Амрасу постепенно возвращалась жизненная сила, он даже вполне нормально мог ходить, еще чуть-чуть, и можно безбоязненно отпустить его домой... Но радость, связанная с выздоровлением "пациента", однажды утром бесследно исчезла: командир не ответил на последнее осанвэ.
Весь день разведчица беспокойно металась по лощине, пытаясь поочередно связаться со всеми членами отряда, но тщетно, товарищи молчали. Девушка даже начала сомневаться, не утратила ли дар, но увы, всему существовало более легкое объяснение: больше нет никакого отряда. Однако смириться с этой мыслью Йентаннари не могла. Хоть такое уже бывало, и не раз, надежда всегда оставалась до последнего. А может, они не все убиты, просто уцелевшие пока без сознания? Может, их взяли в плен и надо идти выручать? Но куда пойдешь на ночь глядя?.. Йентаннари злобно пнула подвернувшийся под ногу пень, а потом села на него, потирая ушибленную конечность. За всеми своими мыслями она как-то забыла про Амраса, а тому как раз пришла на ум та идея, которая уже не раз посещала Йентаннари.
-Знаешь, наверное, я уже вполне в состоянии ехать верхом... Надо возвращаться, меня ждут... Ты ведь не хочешь, чтобы все шестеро моих братьев явились сюда, правда?
Но настроения говорить не было, в голове царил полный бардак, вызванный тревогой и бездействием.
- Да, конечно. Езжай. Шесть феанорингов мне тут ни к чему... - рассеянно подтвердила Йентаннари, едва ли соображая, что говорит. Ей безудержно хотелось рвануть в лес прямо сейчас - может, еще не поздно? - но идти туда ночью было верным самоубийством.

0

50

- Да, конечно. Езжай. Шесть феанорингов мне тут ни к чему...
Амбарусса удивленно посмотрел на Йентаннари... она явно была мыслями не здесь. Он подумал о том, что весь день синдэ была сама не своя и металась по своему прибежищу, явно беспокоясь о чем-то. А он, погруженный в свои мысли, не спросил ее ни о чем...
Он внимательно посмотрел на Йентаннари и спросил, тихо дотронувшись до ее руки:
-У тебя случилось что-то? Ты места себе не находишь... Кто-то из твоих попал в беду? Послушай... если я в состоянии уехать, то ведь могу и помочь тебе. Только не говори, что у тебя все хорошо, потому что я вижу, что это не так.
Он был готов к тому, что Йентаннари сейчас отправит его подальше с такими предложениями. И готов к тому, что будет настаивать. Она спасла ему жизнь, и он не мог просто так взять и уйти, когда ей явно было плохо.

0

51

Йентаннари не сразу поняла, что выглядит рассеянной - только когда Амрас тронул ее за руку и начал спрашивать, что случилось. Ей хотелось рассказать ему всё, посоветоваться, но разведчица не могла не понимать, что тогда феаноринг отправится с ней. И упадет от переутомления где-нибудь по дороге. Или словит стрелу, не сумев хорошенько замаскироваться. Она не имела права подвергать его опасности и вмешивать в дела дориатских разведчиков. И на могилы друзей Йентанари привыкла ходить одна, хотя каждый раз хотелось, чтобы рядом кто-то был...
- Да, случилось. Но тебя это не должно касаться, ты завтра утром уезжаешь. И вообще, я иду спать!
Йентаннари рывком вскочила с пня, едва не сбив Амраса на землю, прошла нескольо шагов и с размаху бросилась на лежанку. Накрылась одеялом с головой и постаралась успокоиться, но куда там! Беспокойство только возрастало, холодной змеей ворочалось в груди, требовало забыть о здравом смысле... И куда только выдержка подевалась? Впрочем,именно она не позволяла сейчас поддаться панике и отчаянию, а заставляла вновь и вновь кричать осанвэ:
"Командир, ответьте! Нарморендил! Лантанир! Айлар! Что с вами? Вы живы?"
Но ответом было мертвое молчание...

0

52

- Да, случилось. Но тебя это не должно касаться, ты завтра утром уезжаешь. И вообще, я иду спать!
Йентаннари упала на лежанку и накрылась одеялом с головой... Амбарусса какое-то время сидел молча, думая, что же ему делать. Оставить все, как есть было невозможно. И еще... он чувствовал, что Йентаннари нужна помощь и поддержка, только она в этом ни за что сейчас не признается.
Он решительно встал и подошел к синдэ. Затем так же решительно потянул за край одеяла, чтобы увидеть ее лицо.
-Послушай меня, Йентаннари. Может быть, меня это и не должно касаться, но почему-то касается! Наверное, я не могу называть себя твоим близким другом, но мне небезразлично то, что с тобой происходит! И вовсе ты не спишь, я же вижу... Пожалуйста, скажи мне, что произошло? Я просто не смогу уехать, если буду знать, что ты в беде.
Почему она вдруг решила закрыться от него? Не хочет, чтобы он лез в ее жизнь? Чтобы помог ей? Или, может быть, считает, что он станет для нее обузой, если он все-такие возьмется ей помогать? Он ранен и еще не окреп до конца... Теперь он был почти уверен, что что-то произошло с ее друзьями из отряда.
[b]-Йентаннари. Если ты будешь лежать тут лицом вниз и молчать, ничего не измениться. Вставай и пойдем туда, куда нужно. Я выдержу, не упаду и не буду тебе мешать. Ты слышишь меня?[b]

0

53

Йентаннари поняла, что феаноринг не отвяжется. Да и не хотелось ей, чтобы отвязывался... Девушка наконец решилась: рывком села и, не глядя в лицо Амрасу, ответила.
- Да, я слышу тебя, Тэльво. И ты верно угадал, в чем дело: мои  товарищи попали в беду. Я связываюсь с командиром каждый день, утром и вечером. Последний раз мы говорили вчера утром, и с тех пор он молчит. И все остальные тоже.
Она устало провела рукой по лицу, заставляя себя хоть немного успокоиться. Сколько раз уже "замолкали" ее товарищи, а она потом искала их в лесу и в лучшем случае не находила... Сколько раз не возвращались из дозора, пропадали незвестно куда, и только орочьи следы обнаруживала разведчица на месте бывшей стоянки... Особенно часто это случалось в первые годы после падения Дортониона, когда орки были сильны и многочисленны, а синдар еще не хватало опыта... Иногда разведчики, доведенные до белого каления наблюдением за грабежами, просто не выдерживали и кидались в открытый бой, но перевес всегда оставался на стороне орков. Теперь такое случалось гораздо реже, да и орки были больше заинтересованны в пленниках, чем в убийстве, но все же риск оставался всегда. Вот и еще один отряд пропал...
- Нет, сейчас мы никуда не пойдем, - Йентаннари стоило немалых усилий принять это решение. - Ночью орки видят лучше нас, да и лес сам по себе опасен. Выйдем утром, как только рассветет, поэтому советую тебе поспать.
Сама она уже поняла, что заснуть не сможет, поэтому поднялась с лежанки и отошла к берегу ручья, где и уселась, задумчиво глядя на воду.

0

54

- Да, я слышу тебя, Тэльво. И ты верно угадал, в чем дело: мои  товарищи попали в беду. Я связываюсь с командиром каждый день, утром и вечером. Последний раз мы говорили вчера утром, и с тех пор он молчит. И все остальные тоже.
Тэльво все понял правильно. И это совсем не было удивительно... Сколько раз вот так пропадали, и чаще всего навсегда, его друзья, верные... И он тоже вот так пытался дозваться до них, метался, чувствуя отвратительную беспомощность. Хотя, конечно, ему было проще - всегда можно было послать отряд, и не один, на поиски... положение принца и лорда давало свои преимущества. Но боли от этого было не меньше. Да и сколько раз он видел гибель тех, кто был дорог ему, кого знал чуть ли не с детства, с кем сражался бок-о-бок, кто спасал тебе жизнь...
- Нет, сейчас мы никуда не пойдем, Ночью орки видят лучше нас, да и лес сам по себе опасен. Выйдем утром, как только рассветет, поэтому советую тебе поспать.
Она была права... И в том, что ночью лучше в лес не соваться, и в том, что надо поспать...
-Хорошо, мы пойдем утром. Я так понимаю, мне лучше оставить лошадь тут? надо будет привязать его подлиннее, чтобы он мог поесть и напиться.
Йентаннари ушла к ручью... Тэльво понимал, что уговаривать ее спать не имеет смысла, потому что заснуть она просто не сможет... Решив, что, может быть, синдэ хочет побыть одна, он попробовал заснуть. Но и ему это тоже не удалось. Проворочавшись на лежанке пару часов, он в конце концов встал и тоже спустился к ручью.
-Не спишь? До рассвета уже на так долго...- тихо сказал он Йентаннари.

0

55

Йентаннари просидела долго, не меняя позы и не отводя взгляда от бегущей воды. Девушке наконец-то удалось успокоиться, хоть и не до конца, и получилось даже немного поспать, правда с открытыми глазами и сидя. Впрочем, большего сейчас и не нужно было.
-Не спишь? До рассвета уже на так долго... - вывел ее из оцепенения голос Амраса. Йентаннари подняла голову. Небо в просвете крон начало медленно светлеть, но солнце еще не вышло, и в лесу царила ночь. Но еще чуть-чуть - и можно будет идти.
- Да, надо уже собираться, - Йентаннари встала и пару раз подпрыгнула, разминая затекшие суставы. - Ты-то что так рано подхватился? Холодно? Да, осень уже, скоро деревья желтеть начнут... ночи вот холодными стали... И похоже, что сегодня к вечеру дождь будет - надо до него управиться, и тогда нам это на руку: все следы смоет, которые оставим.
Говоря все это, Йентаннари потушила костер и разбросала угли, чтобы кострище казалось старым, собрала развешанные по веткам вещи, убрала в дупло. Немного подумала и раскидала еловые ветки, служившие лежанкой - как перед дальней дорогой. Если она вернется, так не надорвется еще раз лежанку сделать, а если нет, то нечего врагам жизнь облегчать.
Затем разведчица прикрепила подрукавные ножны с ножами, еще два ножа повесила на пояс, а оставшиеся два засунула за голенища сапог. Лук после некоторых колебаний решила не брать, поскольку придется ползать по кустам, а цепляться колчаном за ветки не улыбалось. Вместо лука девушка прицепила к поясу ножны с длинным кинжалом из тех, какими дерутся лучники, когда у них кончаются стрелы. Еще взяла с собой сумку с лекарствами - вдруг найдется кто-нибудь живой и ему придется оказывать помощь? Ну вот вроде и все... Йентаннари оглядела свое жилище, ставшее пустым и неуютным, потом ее взгляд остановился на феаноринге.
- Тэльво, у тебя кроме меча оружия не было, насколько я помню? - спросила она, прикидывая, осталось ли что-нибудь из запасного оружия в выкопанном в склоне оврага тайнике и пригодно ли оно. Все-таки нужно будет в следующий раз всерьез заняться арсеналом... - Ты ножи метать умеешь?

0

56

Амбарусса присел у ручья, зачерпнул чистой, прохладной воды и умылся, сгоняя остатки сна...
- Нет, не холодно... Хотя ты права - холодает. А деревья уже желтеют - смотри -он показал на чуть-чуть подернутое желтым деревце на другом берегу ручья.
Йентаннари уже принялась за сборы. Деловито, сосредоточенно и аккуратно. Видно, не в первый раз ей приходилось делать это...
Затем ему пришлось изрядно удивиться, увидев, какой арсенал носит с собой синдэ. Когда она нашла его полумертвым в лесу, ему как-то было не до этого... а сейчас он с удивлением и почти восхищением наблюдал, как она распихивает свои ножи... Он даже присвистнул, глядя не это.
- Тэльво, у тебя кроме меча оружия не было, насколько я помню? Ты ножи метать умеешь?
Тэльво вздохнул.
-Был лук. Я ведь охотился... Но он остался там... к сожалению...
Феаноринг с грустью вспомнил свой лук - один из самых лучших, какие у него были. Но потерянного не вернешь...
-Ножи? Умею, хотя, похоже, до тебя мне далеко. Но мне вполне хватит меча, я привык к нему. Да и получается у меня с ним вполне неплохо.

0

57

- Да, вижу... - Йентаннари посмотрела на обожженные желтым листья своей любимой березы и на мгновение закрыла глаза.
"Эру, ну почему именно осенью? Так мало оставалось до возвращения... эта разведка предпоследняя... почему им уже не вернуться?!"
Но бесполезно было задавать этот вопрос. Нужно действовать, а помучиться и потом можно...
Йентаннари выбросила из головы все лишние мысли и полностью сосредоточилась на предстоящей вылазке. Она всё-таки протянула Амрасу два ножа, несмотря на то, что он отказался.
- Держи. Лишними не будут. Мечом можешь не успеть в подлеске размахнуться. А за лук не переживай: знал бы ты, сколько у меня луков поломалось и потерялось...
Она в последний раз оглядела свой "дом", убеждаясь, что все вещи убраны в тайники, потом спустилась вниз и по ручью вышла из лощины. Под тяжелыми кронами сосен еще стояла ночь, но дальше, в лиственном лесу, уже светало - самый подходящий час для задуманного дела. Если бы еще туман опустился, но нет, воздух ясный и чистый.
- Росы нет. Точно дождь будет, - тихонько сказала Йентаннари подошедшему Амрасу. - Иди за мной и чуть что прячься в кусты. Непонятно, что тут бродит... Стрелять будут - падай и вопи, даже если не задели. Ну всё, пожалуй. Пойдём.
Разведчица пошла старым путём, не самым запутанным и долгим, но погулять кругами, путая следы, всё же не забыла, хотя и очень торопилась. Иногда она с тревогой поглядывала на своего спутника, но тот шёл вроде ровно, не шатаясь, и не хватался руками за раны. Хорошо бы так и дальше было...

Отредактировано Йентаннари (2010-08-15 23:22:21)

0

58

Конечно, Йентаннари была права - в густом и низком подлеске меч не самое удобное оружие. Поэтому он кивнул и взял протянутые ей ножи.
-Хорошо, спасибо. Надеюсь, я смогу управляться с ними так, как с мечом и луком. А лук... да у меня тоже перебывало их немало. Просто этот мне особенно нравился. Я сам его сделал, и он был очень удобным. Ну теперь уже ничего не поделаешь... самое обидное будет, если его поберут эти твари...
Между тем Йентаннари, убедившись, что оставляет свое жилище в должном виде, пошла вперед, к выходу из лощины. Амбарусса, засунув ножи за пояс, последовал за ней. Синдэ шла по лесу так, словно здесь был ее дом и она знала каждую травинку... впрочем, разве так не было? После долгих дней вынужденной неподвижности он с удовольствием чувствовал каждое движение, каждый шаг, шелест травы под ногами казался ему чуть ли не музыкой. Воздух был прозрачным, свежим и каким-то удивительно звонким.
Росы и правда не было, как заметила Йентаннари. Тэльво понимал, что туман и дождь были бы им больше на руку - легче прятаться, когда все заволакивает серой дымкой. Это он знал и сам - и как охотник, и как воин, не раз и не два ходивший в разведку. В сухую ясную погоду и видимость лучше, и листья шуршат под ногами громче. Легче увидеть врага, но и легче быть обнаруженным самому...
Он слегка усмехнулся, выслушав рекомендации Йентаннари. Она учила его, как неопытного мальчишку, а ведь он был воином еще тогда, когда она не родилась... Но возражать Амбарусса не стал. В конце концов, в лесу она ориентируется явно лучше него. Но от вопроса все же не удержался, заранее готовый к резкому ответу:
-Зачем мне падать и вопить, если будут стрелять?
Йентаннари шла вперед, изредка поглядывая на него. Волновалась, наверное, что ему вдруг станет плохо... Некоторую слабость он действительно чувствовал, но с ней вполне можно было справиться. Терпеть и скрывать боль он умел - была возможность научиться. Поэтому он спокойно шел вперед, стараясь не отставать от своей проводницы и шагать как можно бесшумнее.

0

59

- Живым останешься - еще пару луков сделаешь. Может, даже мне пришлёшь один, если уж они так хороши, как говоришь, - попыталась пошутить Йентаннари. - У меня они часто ломаются и теряются, командир даже ругал за это.
Но мысли девушки уже были сосредоточены не на разговоре. Еще несколько минут - и покажется поляна, на которой стоят лагерем разведчики её отряда. Хотя теперь уже надо говорить - стояли...
Орков видно и слышно не было, хотя их следы пару раз пересекали тропу. Йентаннари насторожилась. С оставившими следы тварями она столкнуться не боялась: они проходили тут давно, два, а то и три дня назад. Орки в Дортонионе бродили везде и в любое время, и девушку в данный момент больше тревожило их отсутствие поблизости. Ведь если они уничтожили лагерь, то должны были оставить засаду на тех разведчиков, которые еще могут в него вернуться? Но вот уже близко поляна, а вокруг ни души, только птицы поют, радуясь скорому восходу солнца.
Больше идти открыто было нельзя. Йентаннари свернула с тропки в заросли орешника и, пригнувшись, бесшумо заскользила дальше, выбирая путь так, чтобы не задеть ни одной ветки. На вопрос Амраса она ответила уже осанвэ, чтобы не выдавать себя звуком голоса.
"Падать - чтоб по второму разу не стрельнули, а вопить, чтоб орк подумал, что попал. Подойдёт добить - тут ты его и прирежешь. А то если просто спрятаться, то никакой жизни не дадут: засядут в кустах и будут палить наугад во все стороны".
Впрочем, пока желающих напасть не было. Вокруг царил покой, слишком необычный для этого леса. Значит, что-то всё-таки случилось.
Стрелу, торчащую из дерева, Йетаннари заметила случайно, когда высунулась из кустов оглядеться. Именно стрелу, выпущенную из эльфийского лука: тонкую, легкую, совсем не похожую на толстые болты, которыми стреляли орки из тяжелых арбалетов. И оперение у стрелы было красным.
"Сигнальная, - определила Йентаннари. - Лантанир стрелял. Меня предупредить хотел..."
Красная стрела значила: "Уходи! Смертельная опасность!", - но на этот раз Йентаннари совету не последовала, а наоборот, пустилась вперед ещё быстрее, уже не думая о маскировке. Вокруг никого нет. Если бы был - не кричали бы так громко непуганые вороны...

0

60

-Хорошо, -подхватил шутливый тон Йентаннари Тэльво. - Обязательно сделаю тебе не один, а несколько луков особой прочности. Могу даже сделать в них специальные дырочки, чтобы можно было продеть шнурок и привязать к поясу. Тогда они и теряться будут меньше.
Нолдо пытался поддержать Йентаннари, хоть немного разрядив обстановку - слишком отчетливо чувствовалась тревога разведчицы. Но в то же время понимал, что это совершенно бесполезно. Видно было, что ее мысли совсем не здесь, что она со страхом думает о том, что случилось с ее отрядом.
Синдэ быстро шла впереди, читая следы, оставленные орками. Амрас тоже внимательно смотрел на землю. Судя по всему, следы были давними - пара дней, не меньше. Затем они свернулся в заросли, и девушка пошла уже крадучись, пригибаясь к земле. Двигалась она совершенно бесшумно,даже трава не шелестела под ногами. Феаноринг, опытный и в охоте как на зверей, так и на орков, шел точно так же, только пригибаться ему приходилось куда ниже - в густых зарослях высокий рост был явной помехой.
На объяснение Йентаннари он молча кивнул, проникаясь все большим уважением к этой такой хрупкой на вид девушке. Пожалуй, ему не пришло бы в голову такое... а ведь и правда, сколько раз и он сам, и его верные попадали в такие ситуации - орки, поняв, что враг рядом и затаился, начинали стрелять во все стороны, и очень часто их стрелы попадали в цель - часто случайно, но все равно нанося большой урон и унося жизни...
Внезапно Йентаннари остановилась, увидев торчащую из дерева стрелу с красным опереньем. Тэльво тоже заметил ее, и хотел было повнимательней исследовать следы вокруг, но тут синдэ сорвалась с места и побежала вперед, уже не пригибаясь и не прячась... наверное, красное оперение стрелы было сигналом опасности...
Тэльво старался не отставать от нее, хотя раны уже давали о себе знать... Впрочем, он старался забыть о них, не обращая внимание на боль и начинающееся головокружение. Сейчас он просто не мог позволить себе это, потому что любая задержка может стать роковой для друзей Йентаннари...

0


Вы здесь » Silmarillion » Дортонион » Случай в тёмном осеннем лесу