Silmarillion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Silmarillion » Дортонион » Случай в тёмном осеннем лесу


Случай в тёмном осеннем лесу

Сообщений 151 страница 177 из 177

151

- Я не дергаюсь.. просто...
"Курво.. просто... ты представь, каково ей тут оказаться! Она же.. из Дориата, ей нас как монстров описывают. А что скажут там, когда узнают, где она была? Я... хочу объяснить, почему она тут, хотя бы..."

"Вот пусть привыкает к тому, что мы не монстры," - жестко отрезал Куруфинвэ. - "А почему она тут, думаю, она и сама догадывается. Потому что больше девать ее было некуда. Объясни, только не вставая и не дергаясь. У тебя есть осанвэ."
Если так хочет - пусть объясняет. Но вряд ли она считает нолдор злобными убийцами, иначе не спасала бы одного из них. Только говорить об этом Тельво он не собирался.
- Она не моя, она сама по себе. Угу... вот Питьо дождусь... или хотя вестей от него... и усну.
Курво мысленно обругал себя. Конечно, не его, и уж точно нельзя наводить братца на подобные мысли! Иначе потом хлопот не оберешься.
- Он едет в лагерь... ну ладно, жди, если такой упрямый.
Заставить спать все равно невозможно, а спорить с мелким себе дороже - все сделает наперекор.

0

152

"Вот пусть привыкает к тому, что мы не монстры. А почему она тут, думаю, она и сама догадывается. Потому что больше девать ее было некуда. Объясни, только не вставая и не дергаясь. У тебя есть осанвэ."
"Да, конечно... все она понимает, я знаю. Просто..."
Просто Тэльво сам не знал, что. Просто он все время думал о Йентаннари. И хотел ее видеть. Сколько угодно раз он мог говорить самому себе, что это для того, чтобы сказать "спасибо" за свое спасение. Только в глубине души уже крепла уверенность в чем-то очень важном. От этого было тревожно - что будет дальше?
"А ничего не будет! Она просто уедет отсюда, как только сможет. И как можно скорей... И ты ничего не сделаешь, чтобы ее удержать, потому что между вами - пропасть лежит. Не без твоего участия вырытая, между прочим.". Тэльво стало как-то сразу очень тоскливо. Он постарался ничем этого не выдать, что бы не вызывать вопросы со стороны Курво. Вот уж кто точно не одобрит его мысли.
- Он едет в лагерь... ну ладно, жди, если такой упрямый.
- Он так сказал? А чего молчишь?
Вот.. знает же, что брат волнуется... чего сразу-то не успокоить?
"Тэльво!"
Услышав осанвэ девушки, феанарион не мог удержаться от радостной улыбки.
"Ты как? Я... ты прости, что так получилось... Таларин просто не мог нас оставить там... Ты не переживай только, все хорошо будет. Кстати... это мой брат, Куруфин."- сбивчиво ответил он.

0

153

"Ну за что мне тебя прощать, чудак ты, - за то, что твой верный не дал мне умереть? Нехорошо, конечно, что я сюда попала, только по-другому-то никак и нельзя было сделать. Ничего, поднимусь на ноги - что-нибудь придумаю".
А что тут придумывать, единственный выход - уехать как можно скорее, только не хочется почему-то. Почему?
"Амрас, я так рада, что ты... - хотела сказать "не умер", но вовремя спохватилась. - что тебе лучше! Хорошо, что тот парень нашел нас... У орка клинок был отравлен какой-то гадостью".
Ей хотелось сказать ему очень много, но получалось плохо: сбивчиво, отрывками и совсем не то, что надо бы. С досады Йентаннари укусила уголок подушки. Куда девается умение говорить, когда оно так нужно?! И почему она смущается теперь, хотя до этого не постеснялась ни ругать Амраса, ни успокаивать?
"Кстати... это мой брат, Куруфин."
Куруфин, темноволосый эльф с уверенными жестами и властным холодным голосом, последний, с кем Йентаннари захотелось бы поговорить - он отличался от открытого и светлого Амраса, как отличается темнохвойная ель от золотого клена. Когда нолдо мельком взглянул на нее, Йентаннари стало неуютно: она отчего-то сразу вспомнила, что чужая здесь и что нолдор - смутьяны, изгои и братоубийцы. Нельзя сказать, что именно не понравилось ей в лице Куруфина - оно было не особенно примечательным и, пожалуй, красивым, - но Йентаннари четко поняла, что чем меньше внимания обратит на нее этот лорд, тем лучше.
"Твой брат? Как странно... Вы совсем не похожи друг на друга".

Отредактировано Йентаннари (2013-02-17 01:49:36)

0

154

"Да, конечно... все она понимает, я знаю. Просто..."
"Просто долг лорда - успокоить гостью?" - подсказал Курво. Нет, он не собирался давать братцу повода грудью кинуться на защиту обиженной девушки. А вот так - именно то, что нужно.
Хотя похоже было на то, что Тельво влюбился по уши. С этим вряд ли удастся что-то сделать. И это бы к добру, не будь девушка синдэ из Дориата. Синдар Атаринке очень не любил и не доверял им. Будь она нолдэ - дело другое.
- Он так сказал? А чего молчишь?
- Вообще-то я сказал тебе, что говорил с ним! - немного раздраженно ответил Курво. - А он тебя искал. Трудно догадаться, что больше искать некого?
Или обязательно все нужно разжевать?
Судя по счастливой улыбке Тельво, они-таки разговаривали. Ладно. Поглядим, как оно обернется дальше.

0

155

"Просто долг лорда - успокоить гостью?"
"Да, именно так"
Тэльво внимательно посмотрела на брата. Тот явно избегал всяческих намеков на его отношение к Йентаннари. Хотя наверняка видел его и не был от него в восторге. Младший феанарион почувствовал обиду - Атаринке говорил с ним, как с ребенком, который хочет недоступную ему по каким-то причинам игрушку, и которого надо отвлечь от мыслей о ней. Только это ведь и обратный эффект может иметь.
- Вообще-то я сказал тебе, что говорил с ним! А он тебя искал. Трудно догадаться, что больше искать некого?
- Ладно, я понял... чего ты злишься-то? Ну волнуюсь, представь себе.
Ох, скорее бы появился Питьо. С ним будет все-таки проще.
"Ну за что мне тебя прощать, чудак ты, - за то, что твой верный не дал мне умереть? Нехорошо, конечно, что я сюда попала, только по-другому-то никак и нельзя было сделать. Ничего, поднимусь на ноги - что-нибудь придумаю".
"Ну... я бы был недоволен, если бы меня без моего ведома перетащили неизвестно куда... Но ты никак в себя не приходила и мы боялись... Нельзя было там оставаться. Ты... пока не думай об этом, ладно? Конечно, придумаешь... я помогу тебе, если будет нужно."
И если будет - чем. Потому что ему-то в Дориат хода нет. И ничего он там никому объяснить не сможет. Да... спасение жизни фенаоринга вряд ли станет большой заслугой в глазах синдар.
Амрас, я так рада, что ты... что тебе лучше! Хорошо, что тот парень нашел нас... У орка клинок был отравлен какой-то гадостью".
"...Что я не умер?"- Амбарусса закончил фразу так, как она должны была звучать, - "Я тоже очень рад этому. Этот парень, Таларин... он отличный разведчик... Да уж, эту гадость так гадость...Ты-то как? Я... боялся за тебя..."
Тэльво даже покраснел слегка,  сказав это...  Слишком явно звучало в его словах и, особенно, в тоне, отношение к этой девушке. То, в чем он боялся признаться себе сам. Но ведь от правды никуда не денешься...
"Твой брат? Как странно... Вы совсем не похожи друг на друга".
"Да... старший. Хотя для меня все братья - старшие. Курво пятый по счету... Он очень на отца похож. Его так и называют часто - Атаринкэ. А я в мать, наверное..."

0

156

Показалось, или в словах Амраса она услышала что-то большее, чем просто беспокойство за случайную встречную? То же самое, что она хочет и боится выразить... Йентаннари зажмурилась и сделала вид, что ничего не поняла. Ни к чему им это, ни к чему. И так все непросто - не запутаться бы совсем.
"Со мной все хорошо, - ответила она. - Ты не бойся, мне даже не очень больно, просто слабость..."
Ее рана даже и раной-то не была - так, глубокий порез, было бы, от чего сознание терять. Если бы не неизвестный яд, не случилось бы всей этой истории...
"Воистину, во всем виноваты орки, - подумала она и не удержалась от смеха - В том, что я здесь, в том, что мы с Амрасом встретились... Но за последнее я им, кажется, благодарна... ужас-то какой!"
Жизнь без знакомства с нолдо была бы проще, но - была бы? Ведь если б не Амрас, она вернулась бы к своим и погибла вместе со всеми... И если бы его голос не помог ей опомниться от увиденного на поляне... И если бы Таларин не искал своего лорда...
"А ты-то как? - спросила девушка. - Только не надо говорить, что через пару дней танцевать сможешь, не поверю".

0

157

"Да, именно так"
Нет, не помогло. Тельво всегда был упрямцем, и отвлечь его от новой игрушки было трудно. Высмеивать и вовсе бесполезно... Стоило, вероятно, вообще не обсуждать эту тему.
- Ладно, я понял... чего ты злишься-то? Ну волнуюсь, представь себе.
- Я еще не злюсь, - усмехнулся Курво. - Когда я злюсь, это заметно сразу.
Нет, не злился. На братьев он вообще редко злился - а смысл-то? Только когда уж совсем доводили. Или когда настроение было не самое радужное, вот как сейчас.
Судя по всему, парочка активно общалась осанвэ. Атаринке уловил брошенный на него взгляд девушки - довольно-таки неприязненный и подозрительный. Лучше бы она так на Тельво смотрела, но чего не было - того не было. Интересно, а что скажут ее родичи-дориатрим, узнав о случившемся?

0

158

"Со мной все хорошо,Ты не бойся, мне даже не очень больно, просто слабость..."
"Я... ну как я могу не бояться? Ты вон в себя никак не приходила... Я..."
Кажется, его осанвэ получилось каким-то.. слишком искренним. Трудно было не понять, что за этим скрывается. Только это же... не должно быть так! Никому это не нужно - ни ей, ни ему. Ну что может быть между ними? Да и Йентаннари.. ей-то зачем это все? Она и так из-за него в неприятности попала. И еще попадет наверняка.
"А ты-то как?  Только не надо говорить, что через пару дней танцевать сможешь, не поверю".
"Я? А что со мной сделается? Я же говорил, что живучий... Через пару - вряд ли. Если через неделю только... Только я танцевать не слишком люблю. А ты?"
О валар, ну что он несет? Какие еще танцы? Тэльво улыбнулся - наверное, довольно глупо, учитывая, что их разговор никто не слышал. Наверное, надо было уже признаться самому себе, что эта синдэ ему не безразлична. Неважно, что ничего хорошего из не выйдет. Все равно ничего не изменишь уже. Тем более, что вряд ли его чувства могут быть разделенными- Йентаннари воспитана на том, что феаноринги - враги и чудовища. Даже если таковыми не кажутся с виду...
- Я еще не злюсь, Когда я злюсь, это заметно сразу.
- Это точно. -улыбнулся Тэльво.
Как ни странно, ему стало гораздо легче на душе, когда он перестал бороться с самим собой и признал очевидное.

0

159

Услышав сбивчивый ответ Амраса, Йентаннари поняла, что притворяться и лгать самой себе уже давно поздно. Этот тихий взволнованный голос как раз и есть то, чего ей не хватало всю жизнь, то, ради чего стоило стерпеть какие угодно горести...
Она знала, что миг придет, но не могла и представить, что судьба откроется ей в госпитальном шатре чужого лагеря, где-то вдали от родных земель, и что судьбой ее станет феаноринг, один из тех, кого надлежит ненавидеть и уничтожать... Да, "случай любит пошутить", как говаривал отец...
Незнакомое теплое чувство шевельнулось в груди. Йентаннари захотелось сказать Амрасу что-нибудь хорошее, значащее, но нужные слова, как это всегда случалось, не приходили в голову, пришлось поддерживать пустой разговор - это-то она умела.
"Танцевать я терпеть не могу. Платье длинное, в ногах путается, рукавами только пол подметать... Я по лесу гулять люблю. только давно не приходилось... война".
Да и нет уже тех спокойных и тихих лесов, где в незапамятные времена - хоть не так уж много лет прошло с тех пор, а кажется, что вечность, - можно было подолгу бродить, не беря с собой ножа и не бросаясь за кусты от каждого шороха. И будут ли они опять такими. эти рощи, - хоть когда-нибудь?

0

160

- Это точно.
Курво внимательнее вгляделся в лица брата и синдэ. Похоже, оба уже все для себя решили, да еще и друг про друга все поняли. Попытаться разорвать эту связь? Атаринке оценивающе оглядел девушку. Ничего, симпатичная, если отмыть, причесать и нормально одеть. Вроде не из трусливых. Со своими порвет... а что синдэ - так это Тельво мучиться с совершенно иным взглядом на мир своей дамы. Нет, Куруфинвэ свысока смотрел на "детей лесов" или как их там, и никуда сие чувство не делось - но напрягаться и тратить силы не стоило. Это еще было не самым худшим. Иногда нужно примиряться с неизбежным, если оно вовсе не бьет по твоим планам. И стараться обернуть на пользу. Может, эти упрямцы поймут наконец, что их место - не за женской юбкой, что пора брать оружие в руки, чтобы защитить свою землю? Как сражаются они, нолдор - потому что это их земля.

0

161

"Танцевать я терпеть не могу. Платье длинное, в ногах путается, рукавами только пол подметать... Я по лесу гулять люблю. только давно не приходилось... война".
"Я тоже люблю... я же охотник... Но ведь у вас, в Дориате, за Завесой, безопасно, орки туда попасть не могут."
Орки... и феаноринги. Враги, одним словом.
Тэльво вздохнул. Что будет дальше? Да понятно что... Она поправится, уедет к своим. Вот, собственно, и все. А он... А что он? Махнет рукой на прощанье,, еще раз поблагодарит... а что еще остается? Наверное, судьба решила пошутить, сведя их вместе.
Он поднял глаза на брата. Курво о чем-то размышлял. Наверняка ведь понял все - тут надо быть слепым, чтобы не понять, а Пятый всегда отличался наблюдательностью.
- Что? -он посмотрел на Атаринке, приподняв брови.
Ох.. скорее бы Питьо появился. С ним хоть можно поговорить нормально...

0

162

Время шло быстро, слишком быстро, а лекари нолдор слишком хорошо знали свое дело - прошло всего несколько дней, и рана Йентаннари превратилась просто в безобидную царапину. Оставаться в чужом лагере под странными, неприветливыми взглядами тех, кого она с детства привыкла считать врагами, становилось все тяжелее. Девушка почти физически ощущала, что им совершенно все равно, жива она или нет, что все вежливые вопросы целителей - лишь плата ей за спасение Амраса. Больше в лагере никто с ней не разговаривал.
Поначалу, в тот день, когда она поняла, что значат испытываемые ею чувства, Йентаннари решила никуда не уходить, но чем дольше находилась здесь, тем больше понимала, что это невозможно. Пусть даже нолдор, скрепя сердца, согласятся ее терпеть - у нее есть обязательства, которых нельзя нарушить. Перед королевством, перед своими товарищами, перед родственниками тех, чью смерть она увидела этой жуткой осенью... Дориат, как бы скучно там ни было, все же был ее домом, и только здесь, в лагере нолдор, никому, кроме Амраса, не нужная, она сумела это понять. В Дориате - все ее друзья-разведчики, вся ее прежняя жизнь, там ее отец... Как же можно просто так, не попрощавшись даже, взять - и не вернуться? Уйти неизвестно куда, уйти с врагами? Невыносимо себе это представить!
Собираться Йентаннари начала вечером, решив выйти на рассвете следующего дня. Сложила сумку, зашила на куртке дыру от ножа, попросила немного еды в дорогу... Тянула, как могла, но самый тяжелый миг все-таки наступил. Медленно и тихо она вошла в госпитальный шатер и подошла к ложу Амраса. Ах, если бы он спал! Тогда можно было бы просто поцеловать его в лоб и тихо уйти, и никогда уже не вернуться - но глаза эльфа были открыты. Он лежал, все еще бледный, но уже не напоминающий мертвеца. Рана его была тяжелой и, наверное, причиняла немалую боль, если целители еще не разрешали ему вставать.
Йентаннари присела на край ложа, как садилась все эти несколько дней, но только теперь - в последний раз. Наверное, слов было ненужно, но без слов она не могла решиться разорвать все связавшие их нити, поэтому тихо, глядя в сторону, она сказала:
- Мне нужно уходить.

0

163

Амрасу отчего-то не спалось этой ночью. Было как-то тревожно и грустно. Может быть, просто душно было в шатре... А может быть, слишком сильно мешали мысли. Все они, сколько бы их ни было, последнее время сводились к одному... точнее, к одной. К Йентаннари. Эльф совершенно не представлял, что делать со свалившимся на него чувством к этой девушке. Будь она нолдэ, он просто взял бы и позвал ее замуж - чего проще? Если они любит его тоже - согласится. Если нет - откажется... Почему-то феаноринг очень сильно надеялся на первый вариант. Но... она была синдэ, и вряд ли такое может получиться. Ей было неуютно тут, он чувствовал это... А значит, скоро она уйдет. Тем более, что на поправку девушка шла очень быстро...
- Мне нужно уходить.
Нолдо вздрогнул, услышав ее голос. Он так задумался, что не услышал шума шагов. Хотя она же разведчица, бесшумно передвигаться - часть ремесла.
- Уже? -голос Тэльво дрогнул, хотя он много раз давал себе слово, что не будет выдавать своих чувств, когда придется расставаться.
Он сел, опираясь на изголовье кровати.
- Йентаннари... Я... я знаю, что нужно. И не буду тебя задерживать. Но.. мне надо сказать одну очень важную вещь.
Не мог он отпустить ее просто так... она должна была знать.

0

164

- Уже?
- Уже.
Она взяла его за руку и слегка сжала пальцы. Говорить было тяжело и больно, но Йентаннари решила окончательно. Если она останется, родичи Амраса могут поссориться с ним, а ее собственные соплеменники проклянут ее и назовут предательницей - и в Дориате житья не станет тем из друзей ее, которые от нее не отвернутся... А уйдешь - и все продолжится так, как оно было, никто не заметит перемен, кроме них двоих.
- Йентаннари... Я... я знаю, что нужно. И не буду тебя задерживать. Но.. мне надо сказать одну очень важную вещь
Она почти знала, что он собирается сказать, и знала, что слова не должны прозвучать, потому что для него они будут приговором. Потому что после этих слов не получится расстаться только друзьями. И Йентаннари покачала головой:
- Не надо, Тэльво. Ничего не говори. Пусть все останется так, как должно оставаться.

0

165

- Не надо, Тэльво. Ничего не говори. Пусть все останется так, как должно оставаться.
- Хорошо. Пусть все останется... хотя... я не знаю, как должно. И не знаю... кто это определяет. Но неужели ты думаешь, что не сказанные слова что-то могут изменить? Тем более, что они выражают то, что у нас.. у меня на душе.
Амрас невесело усмехнулся, глядя в глаза девушке. Может быть, она и права... Слова ничего не изменят, но разом расставят все по местам, уберут все спасительные недомолвки, за которые можно будет спрятаться. Это все равно, что в бою снять шлем...
Он замолчал ненадолго, чувствуя, как болезненно сжимается сердце. Наверное, не надо ничего говорить. Просто отпустить ее и жить дальше. Ничего ведь не изменится, потому что ничего не было. И ей так проще будет и ему... Может быть, спустя какое-то время, они решат, что это было что-то вроде сна, наваждения, и время все расставит по своим местам, вернув их жизни в прежние, такие разные русла. Может быть... только в глубине души Тэльво знал, что это все не так.
- Знаешь...- тихо сказал он, - я... все-таки скажу. А ты... ты можешь не отвечать ничего. Я же ведь... и не жду ответа. Я... люблю тебя, Йентаннари. Я не стану тебя задерживать и уговаривать остаться против твоей воли... я просто хочу, чтобы ты это знала.
Он почему-то виновато улыбнулся и опустил голову.

Отредактировано Амрас (2013-03-21 10:10:31)

0

166

Йентаннари низко опустила голову, чтобы волосы упали на лицо, закрывая его. Из груди волной поднимались слезы, но выпускать их было нельзя. Что бы ни произошло, как бы тяжело ни было, она - воин, и она не заплачет.
Кто-то, кому подвластны судьбы, жестоко подшутил над нею и Амрасом: ведь любому понятно, что вместе им не быть, что дороги, по которым приходится идти в ногу со своими родичами, ведут в разные стороны, - так зачем была нужна эта встреча? Память о днях, проведенных вместе, останется в душе еще одной незаживающей царапиной - но ведь ничего не происходит случайно? "Во всем есть смысл. Во всех наших встречах, поступках, словах... Даже если довелось случайно встретиться глазами. А если кажется, что его нет - не тревожься: это просто тебе еще не время его увидеть". - "Во всем есть? И в том, что мама погибла? И в том, что дядя Хэллир не вернулся из разведки?"
Ну довольно! Призракам прошлого не место здесь, так же, как и ей самой. У нолдор своя война, у дориатрим - своя. А эта странная боль - она оттого, что Йентаннари сейчас не там, где ей полагается быть. Значит, нужно вернуться, покинув этот неприветливый лагерь и неведомых чужаков, один из которых... но не надо об этом!
Глаза Йентаннари сердито сверкнули, но остались сухими.
- Прощай, Амрас, - девушка подняла голову и спокойно взглянула на эльфа. Ей больше не было больно: в глубине души она с ним уже попрощалась, и теперь перед ней был почти чужой нолдо. - Жаль, что все так кончается... Только дай нам Эру никогда больше не встретиться.
Странным было со стороны это пожелание и даже неприветливым, но Йентаннари знала, что говорит, ведь встреча их могла состояться лишь при каких-нибудь особенно ужасных обстоятельствах.
Быстро наклонившись, девушка поцеловала Амраса в лоб:
- Выздоравливай, - потом встала и вышла из шатра.
В лагере прощаться было не с кем. Сказала, что уходит, одному из часовых, заодно спросила у него направление - и исчезла в лесу, направляясь на юго-запад.

0

167

Какое-то время в комнате стояло густое, тяжелое молчание. Йентаннари первая нарушила его.
- Прощай, Амрас, Жаль, что все так кончается... Только дай нам Эру никогда больше не встретиться.
Да, так, наверное, и должно быть. Точнее... нет, так быть не должно, но иначе быть не может. Лицо Тэльво почти не изменилось, только побледнело слегка да глаза из светло-серых стали почти черными. Он медленно кивнул. Отвечать не стал, да и не смог бы сейчас - в горле тугим узлом стояло что-то болезненно-горькое, не дававшее словам выйти наружу.
- Выздоравливай,
Губы Йентаннари коснулись его лба, и рука Тэльво дернулась было, чтобы удержать ее, не отпустить, но тут же сжалась в кулак, захватив край одеяла.
- Прощай...- почти беззвучно прошептал он.
Девушка вышла. Нолдо какое-то время молча смотрел на упавший вслед за ней полог шатра, не зная, что делать с обрушившейся на него пустотой. Затем отвернулся к стене. Вот и все... Теперь надо все это отправить куда-то на задворки памяти и жить дальше. Только пока он не знал, как сделать это.

0

168

В лесной лагерь Первого дома Карнистиро приехал вечером, хотя и торопился всю дорогу. Все-таки добираться было долго: Морьо выехал как только узнал о том, что с младшим братом приключилась беда, а в итоге приехал позже на четыре-пять дней, но не поворачивать же было назад?
Он сам толком не мог сказать, почему бросился сюда, оставив крепость и постройку второй линии укреплений, едва услышав тревожное осанвэ одного из братьев. Наверное, это можно назвать безрассудством... Да только слишком хорошо помнилось, каково это: знать, что в любой момент можешь потерять брата и что ты не в силах никому помочь. И кроме братьев у Карнистиро теперь никого больше не было...
Он пришел в шатер почти сразу же по приезде. Смеркалось, но Амбарусса еще не спал. Жестом приказав лекарям удалиться, Карнистиро присел на край постели младшего, поглядел, скрывая тревогу, в его бледное осунувшееся лицо.
- Ну здравствуй, рыжик. Рассказывай, как тебя так угораздило.

0

169

... Дни тянулись медленно и однообразно. Раны затягивались, но тоже почему-то очень медленно. Или это так просто казалось? Скорее всего второе, потому что сейчас единственным желанием Тэльво было сорваться с места и умчаться куда-нибудь подальше - на разведку, на охоту, неважно. Было бы действие. Чтобы не думать с утра до ночи, не слышать прощальных слов Йентаннари...
"...Только дай нам Эру никогда больше не встретиться"
Наверное, она права... Не может быть между ними ничего, даже та короткая дружбы была потому, что так сложились обстоятельства. И правильно, что она уехала, правильно, что ничего не ответила ему на признание. И все равно было больно. Больнее, чем от ран. Где-то глубоко словно заноза сидела...и не вытащишь.
Этот вечер ничем не отличался от остальных. Целители уже закончили с перевязками, а один из них уже в который раз настойчиво - но уже как-то уныло, - предлагал Тэльво выпить настой, чтобы уснуть. Феаоноринг тоже уже привычно отказывался. Достали его эти травы, а к тому же ночь была единственным временем, когда он мог побыть в одиночестве... днем к нему приходили братья, те же лекари, верные. Он был не против, но приходилось приотворяться, делая вид, что все хорошо...
- Ну здравствуй, рыжик. Рассказывай, как тебя так угораздило.
Вошедший в шатер Морьо сел на край кровати. Ну вот... опять разговоры... хотя Мрачному Тэлво бы рад.
- Здравствуй... Да вот... орков встретил случайно...
Тэльво тщательно изобразил беспечную улыбку.

0

170

- Здравствуй... Да вот... орков встретил случайно...
Исчерпывающий ответ, ничего не скажешь. Будь это произнесено другим тоном, Карнистиро бы поворчал немного для вида и ушел, совершенно спокойный за брата. Но в этот раз что-то было не так: Амбарусса не выглядел выздоравливающим, хотя Карантир уже знал от братьев, что с младшим вроде все в порядке. Вид у Тэльво был неважный: бледная кожа, залегшие под глазами фиолетовые тени, какое-то отрешенное выражение лица. И если все это еще можно было списать на боль от раны или не до конца вышедший из организма яд, то взгляд Амраса, полный какой-то безысходной тоски, совершенно сбил Карантира с толку.
- Ничего себе, случайности, - Морьо не знал, как вести себя: спросить напрямик или же притвориться, будто ничего не видел. Произошедшая в брате перемена не на шутку напугала Четвертого: жизнерадостный, веселый юноша превратился в свою бледную тень.
- А больше... ничего не случилось? - осторожно спросил Карнистиро, пристально глядя брату в глаза. - Только орки?

0

171

- Ничего себе, случайности
- Ну вот какие есть. -Тэльво слегка пожал плечами.
Можно подумать, больше ни кем и никогда такого не происходило!
Тэльво улыбнулся брату. Как ему казалось, волне обычно и нормально улыбнулся. Только Морьо на него все равно как-то странно смотрел. Как на... ну да, как на раненого, только так, как будто ранен он был только что и прямо-таки истекал кровью. Это у него что, такой ужасный вид?
- А больше... ничего не случилось? Только орки?
Ясно... докатился. С досадой на самого себя Тэльво подумал, что разучился справляться со своими эмоциями так, чтобы никто не видел этого. Стало обидно и как-то очень тоскливо. Он устал... правда, очень устал. От бесконечных бессонных ночей, от мыслей, вертящихся вокруг одного и того же, от того, что постоянно заставлял себя делать вид, что ничего "такого" с ним не происходит...
Он поднял глаза на Мрачного. Ну и что теперь, жаловаться ему, что ли? Чушь какая... А хотелось. Хоть кому-то рассказать обо всем, что он чувствовал. Вот слабак...
- А что еще могло быть? Только орки... -ответил он тихо.

0

172

- А что еще могло быть? Только орки...
С одной стороны, Карнистиро не понимал, с чего бы младшему взбрело в голову лгать, но с другой, таких "обычных стычек" с орками и впрямь было немало, но ни после одной из них Амрас не выглядел таким... страдающим, что ли. От его всегдашней веселости не осталось и следа, и это можно было бы списать на тяжелое ранение, если бы целители не уверяли, что рана неопасна. Оставался один ответ: Амрас страдает не от телесной боли. Карнистиро однажды видел брата таким, в тот день, когда погиб отец. Тогда все они такими были - измученными и похожими на мертвецов. Значит, и теперь кто-то сумел задеть душу младшего - и навряд ли это были орки, да только как спросить, чтобы не ранить еще сильней? Карнистиро никогда не отличался особой деликатностью и прекрасно это знал.
- Ну да, то-то ты выглядишь - краше в гроб кладут, - проворчал он. - Может, все-таки хочешь что-нибудь мне рассказать?
"Откажется, - подумалось Карантиру. - Не тот я собеседник, перед которым душу изливать... вот Кано бы сюда", - но Кано был далеко, и ему определенно было, чем заняться. Значит, разбираться придется все-таки Карантиру.

Отредактировано Карантир (2013-06-09 17:46:58)

0

173

- Ну да, то-то ты выглядишь - краше в гроб кладут,  Может, все-таки хочешь что-нибудь мне рассказать?
- Ну значит, лечь в гроб мне не грозит в ближайшее время.- попытался отшутиться Тэльво.
Только выходило как-то невесело.
- Ну что тебе рассказать? Ты что, никогда с орками не дрался, что ли?
Вот интересно, что у него за вид такой, если даже Морьо, никогда не отличавшийся особой внимательностью, заметил? А может, ему Атаринке рассказал что-то? Хотя вряд ли... Пятый не стал бы. Тем более, что предмет, так сказать, переживаний уже давно уехал...
Тэльво немного помолчал, изучая потолок шатра. И вдруг понял, что ему просто необходимо с кем-то поделиться. А Морьо... он хоть и ворчун и грубиян, но не станет смеяться или косо смотреть. В худшем случае - выскажет все, что думает.
- Морьо... - тихо сказал он, - Я... вот что бы ты сказал, если бы... полюбил кого-то... а... не смог бы быть вместе?

0

174

- Ну что тебе рассказать? Ты что, никогда с орками не дрался, что ли?
- Дрался, - ответил Карнистиро, но договаривать не стал. Если сейчас брата обидеть, то ничего он уже не расскажет.
- Морьо... Я... вот что бы ты сказал, если бы... полюбил кого-то... а... не смог бы быть вместе?
А вот это уже было ближе к правде. Похоже, младший серьезно влип, если задает такие вопросы. И кому? Карантиру Темному, прославившемуся нелюдимым и замкнутым нравом... да, плохи дела.
Не то чтобы Морьо не знал ответа - для себя он этот вопрос уже давно решил. И запретил себе думать, правильно ли поступил, убедив жену не ходить за ним, остаться в Валиноре.
Вспоминать тот разговор до сих пор было больно. Тогда он был полон надежд и уверен в скорой победе, но теперь понимал, на что обрек ту единственную, которую полюбил: в безопасном и светлом краю, у кромки вод, у навсегда кровавых песков Альквалондэ отныне ей ждать его вечно, ибо ничтожен шанс, что из грядущих войн, исполнив Клятву, он вернется живым.
Так было, и было в его жизни, и он никогда не жалел о содеянном - что толку, если его не исправить? - но вмешиваться в жизнь брата и ломать ее так же, как собственную, он права не имел. Младшим меньше всех досталось мирного счастья: по-настоящему они выросли уже на войне, - и Карнистиро хотелось оградить их от зла и боли, насколько это возможно. Только ни разу не получилось. И теперь - тоже. Что Амрасу сказать? Правду? Про Клятву и долг? Так он, поди, сам знает...
- Амбарусса, что случилось? - Карнистиро старался говорить как можно мягче. - Расскажи мне, я не стану передавать это никому другому.

+1

175

- Амбарусса, что случилось? Расскажи мне, я не стану передавать это никому другому.
Тэльво какое-то время молчал, продолжая глядеть на уже до последней мелочи изученный потолок шатра. Несмотря на внешнюю открытость и общительность, он не слишком-то любил и умел раскрываться перед кем-то, показывать свои истинные чувства. Разве что Питьо... но тот знал о нем все и без слов. Ну и Майтимо, тоже знавших близнецов как облупленных. Однажды одетая маска вечного мальчишки, беспечного и предпочитающего всем остальным занятиям валяния дурака в разных вариантах, была удобной и надежной, делала его менее уязвимым. Но сейчас она с треском рвалась на части.
- Я.. знаю, что не станешь.. Просто...
Просто трудно это. Вот так взять и вывалить все, что на душе. И... нужно ли это Морьо? Тэльво посмотрел на брата и вдруг понял - нужно. Мрачному не все равно, что происходит. Он почему-то вспомнил старую, совсем детскую историю о своем побеге из дома и то, каким другим тогда показался ему Четвертый... все они носили маски, если подумать... так было легче.
И он рассказал. С самого начала, сбиваясь, путаясь, пытаясь сократить рассказ, но не особо успешно. Потому что, рассказывая, понимал, насколько дорога ему каждая деталь -ведь речь шла о коротком времени, которое они с Йентаннари провели вдвоем...И которое больше не повторится. "...Только дай нам Эру никогда больше не встретиться"
- Ну и вот... Она.. уехала... И правильно сделала, наверное... - тихо закончил он. - А я... знаю, что так надо было, и все равно... Морьо, я просто не знаю, что мне делать.

0

176

Он выслушал историю брата и надолго замолчал. Подсказать брату единственно верное решение - дело минуты, но отчего-то не хотелось. Вспомнилось, как самому тяжко было принимать подобное, как хотелось отринуть логику и здравый смысл, но долг оказался сильнее... Но сказать ничего иного он все равно не мог.
- Не возьмусь судить твои чувства, Тэльво... В таких делах обычно говорят: доверься своему сердцу... А я скажу так: слушай голос сердца, но прежде него слушай голос Клятвы. Ибо мы принадлежим сами себе лишь до тех пор, пока не зашло речи о Камнях, о нашей мести, о долге, что сильнее нас, что движет нами. - Карнистир немного помолчал, глядя туда, где под пологом шатра вился вокруг светильника бестолковый мотылек. - Помнишь, мы говорили "любой ценой"? И счастье, любовь, жизнь тех, кого любишь, если нужно, уйдут в оплату этой цены. Это наше проклятье и наша гордость, но мы приняли эту ношу добровольно, и сами Валар не властны теперь над нашими судьбами... Думаешь, та девушка согласится разделить с тобой проклятье? А и согласится - что проку-то? Однажды Клятва повернется так, что тебе придется принести в жертву самых близких и дорогих... Может, даже кого-то из нас - но мы хотя бы поймем, за что придется пасть, и не осудим.
Он понял это тогда, когда попал в плен Майтимо. Во имя Клятвы они не должны были отступать на юг - и единогласно, хоть и не с легким сердцем, приняли решение проститься со старшим и считать его погибшим. И Майтимо понял, что двигало ими, потому что сам поступил бы так же.
- Если хочешь счастья, не тяни ее с собой под крыла проклятия, - закончил Карнистир. - Я поступил так, когда оставил Тасариэль, и я не жалею, хоть горько до сих пор. Она там, в безопасности, ее не коснется зло и мне ни при каком случае не придется убивать ее или бросать на верную смерть.

Отредактировано Карантир (2013-08-07 01:55:38)

0

177

Тэльво слушал брата. Очень внимательно и серьезно. И, казалось бы, вполне спокойно.  Все это он знал, понимал, сто раз отдавая себе отчет в том, что говорил Морьо. Только вот... казалось, что душу изнутри разрывает напополам.
- Орк побери, Морьо... если бы я мог хотя бы какое-то возражение найти против твоих слов. Но... ты прав. Но... понимаешь, с одной стороны я все это знаю и понимаю. А с другой - не могу вместить это знание в свое сердце. И все во мне бунтует от такого! Думаешь, если бы я не понимал, отпустил бы ее?
Он с яростью запустил руку в рыжую шевелюру, растрепав ее окончательно. Поморщился от боли при резком движении.
- Я... я не стану губить ее жизнь, Морьо. Но иногда мне кажется, что без нее я... просто задыхаюсь.
Как выброшенная на берег рыба... Дурацкое сравнение. Но он и не менестрель, как Кано, чтобы словами играть.А ощущения были - самые те.
- А если бы Тасариэль решила пойти с тобой? Ты бы... отказался, оставил ее, все равно? Если бы она была готова разделить с тобой проклятие?
Ведь были жены, которые последовали за своими мужьями... и никто не мог бы их этого права лишить.
- У вас с ней хотя бы было счастье... -после паузы горько сказал Тэльво, - У тебя. у Курво вон... а мне, получается, вообще ничего не светит... -он усмехнулся своей обычной насмешливой улыбкой, но глаза подозрительно блестели, - что же... значит, не судьба. Да и... Йентаннари -помимо воли его голос дрогнул, когда он произнес это имя, - Она же тоже все понимает. И ушла первая... И больше не вернется.

0


Вы здесь » Silmarillion » Дортонион » Случай в тёмном осеннем лесу