Silmarillion

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Silmarillion » Альквалондэ » После бури


После бури

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

Когда:  после резни в Альквалондэ
Кто: третий дом
Что: все в шоке от произошедшего

0

2

НПС Арафинвэ

В ушах еще звучали слова Судии - взвешенные, спокойные, но за ними слышалось иное: боль и скорбь, отчаянный крик - не надо! Остановитесь, друзья!
Когда-то они были друзьями... Когда-то он мог смотреть в лицо Владыкам. Когда-то телери были его друзьями, его родными - а после он увидел, что его друзья и родичи перебили беззащитных мореходов.
Мир плыл, земля качалась под ногами Арафинвэ. Он не знал, как пережить это - но в то же время знал: достойный путь отсюда один-единственный. Тяжелый, горький путь... Но он во всем виноват сам.
Арафинвэ искал сыновей. Решение было принято - оставалось спросить об их выборе.

0

3

Финдарато сидел на причале. Здесь было необычайно пустынно.  Рененых унесли, о них уже успели позаботиться. Хоть от этого становилось легче  дышать. Мертвых... Мертвых - тоже. Теперь о том, что здесь произошло, напоминали только  едва заметные то тут, то там, пятна крови на причале,  которые в темноте казались совсем черными.
А в ушах стоял звон мечей, крики и страшное пророчество. Оно ведь... Было  страшным, на самом деле. И Финдарато знал - Владыки не стали бы пугать их впустую. Так и будет. Этот путь будет горьким для них для всех.
Сзади раздались тихие шаги. Финдарато оглянулся и по его губам скользнула тень улыбки.
- Отец... Как там?

0

4

Айкнаро, растерянный, опустошенный, плохо соображающий, брел по песку вдоль берега. Все кончилось уже довольно давно, и теперь, когда раненые были у целителей, а мертвых оплакивали их друзья и родичи, дел совсем не осталось. Пока они были, думалось как-то меньше. Или это первый шок не дал пока до конца понять и почувствовать, что произошло? А сейчас... сейчас было вообще непонятно, что творится в душе. Там засела боль - саднящая, противная, из тех, что ничем не уймешь. И слова Намо ничуть не уменьшили ее, скорее наоборот... То, что они считали святым, великим делом предстало как какой-то страшный путь во Тьму. Но... этого ведь не может быть!
Айканаро сел у кромки воды прямо на мокрый, холодный песок и стал бездумно кидать в море валяющиеся рядом камушки. Где-то сбоку, в темноте послышались шаги, а затем и голос. Шум волн заглушал слова, но голос Айканаро узнал. Финдарато... давно он тут и кто с ним? Юный нолдо не стал пока подходить к брату... не было сил говорить и обсуждать что-то.

0

5

НПС Арафинвэ

Старшего сына Арафинвэ обнаружил на причале. На шум его шагов Финдарато обернулся и даже сделал попытку улыбнуться отцу, попытку, саму по себе заслуживавшую уважения. Впрочем, первенца Ингалаурэ и без того уважал всегда.
Чуть в стороне, на песке, виднелась еще одна тень. Распущенные волосы, тускло мерцавшие даже в неверном свете факелов, выдавали Айканаро.
Трудно же им сейчас... ох как трудно. Может быть, труднее даже, чем ему самому.
- Отец... Как там?
- Там по-разному, Инголдо. Кто-то плачет, кто-то проклинает Феанаро и его сыновей, кто-то замкнулся в себе.
Арафинвэ сел рядом с сыном.
- Темно.
Не вокруг темнота - внутри.

0

6

Финдарато подождал, пока отец подойдет и сядет рядом, продолжая смотреть на море. В глаза отцу он посмотреть боялся. Да, сам он не сражался здесь, но... Чувствовал себя виноватым. И за то, чем обернулся этот поход, и за то что не успел с.да во время боя, ничего не сделал, чтобы остановить его.
- Там по-разному, Инголдо. Кто-то плачет, кто-то проклинает Феанаро и его сыновей, кто-то замкнулся в себе.
Эльда кивнул.
- Можно что-то еще сделать? Помочь?
Чем помочь? Они... Уже ничего не могли. А отцу еще и пришлось  в городе помогать, дольше всех них.
- Темно.
- Очень.
И не разогнать эту темноту ничем...
- Мы ведь не сюда и не за этим шли, почему все так вышло?
В его голосе звучала неприкрытая боль. Как они могли... Почему  поход против Моргота, попытка защитить - обернулась вот таким.

0

7

Камушки падали в воду с каким-то унылым, жалобным плеском. Или ему просто так казалось? Айканаро обхватил руками колени и уставился в темное море. Легче от этого созерцания не стало совершенно. Он снова посмотрел в ту сторону, где был брат и разглядел его собеседника. Отец... Вот кому тяжело, наверное, намного хуже, чем всем им. Он не хотел уходить из Тириона, а теперь... Что будет теперь Айканаро вообще себе не представлял.
Все же он поднялся и, отряхивая песок с одежды подошел к отцу и брату.
- Мы ведь не сюда и не за этим шли, почему все так вышло?
Вопрос Финдарато отозвался болью в душе. Он и сам мог бы задать его, но вот кто может ответить?

0

8

НПС Арафинвэ

Финдарато не смотрел ему в глаза, и Арафинвэ был малодушно рад этому. Он не смог удержать ни детей, ни брата. Должен был - и не смог.
- Можно что-то еще сделать? Помочь?
- Можно, - твердо сказал Ингалаурэ. В эти минуты всеобщей растерянности и отчаяния в нем проснулась неожиданная сила. - Ты - лорд. Им нужна помощь, надежда, им нужны силы, чтобы принять решение. Им нужны мы - волею судеб их вожди.
Сейчас нельзя было показывать свое смятение. Сейчас нужна была помощь душам сотен, тысяч нолдор, за которых они взяли ответственность.
- Очень. Мы ведь не сюда и не за этим шли, почему все так вышло?
Заметив, что Айканаро направился к ним, Арафинвэ помедлил с ответом, пока младший не оказался рядом.
- Почему? Ответ, думаю, каждый должен найти для себя сам, - помолчал еще. - Я свой нашел, кажется.

0

9

Финдарато покачал головой.
- Можно, - твердо сказал Ингалаурэ. В эти минуты всеобщей растерянности и отчаяния в нем проснулась неожиданная сила. - Ты - лорд. Им нужна помощь, надежда, им нужны силы, чтобы принять решение. Им нужны мы - волею судеб их вожди.
- Нет, отец... я не про нолдор говорю. Про тех, за кого я отвечаю, я помню. Я говорил... про Альквалондэ.
Можно ли было помочь им - хоть чем-то искупить свою вину?  И примут ли они помощь из их рук?
- Решение?
Что-то в этих словах было такого, что Финдарато поднял глаза на отца. И понял, что тот..  Решение принял.
- Почему? Ответ, думаю, каждый должен найти для себя сам, - помолчал еще. - Я свой нашел, кажется.
Финдарато взглянул на подошедшего младшего. Рстерянного, растрепанного... Жестом позвал его сесть рядом.
- И какой?

0

10

Заметив жест брата, Айканаро сел рядом с ним.
Кажется, они с отцом говорили о чем-то важном. Да это и так понятно... как и понятно, о чем. А он сам все пытался понять, как вообще могло получиться такое. И что после этого будет со всеми ними.
Айканаро, даже не закрывая глаз, снова и снова видел жуткую картину боя, слышал лязг мечей и свист стрел, крики и проклятия... Они пришли поздно... когда уже ничего нельзя было сделать - ни помочь, ни прекратить резню. Ничего. А не опоздай они, что бы изменилось?
- Почему? Ответ, думаю, каждый должен найти для себя сам,  Я свой нашел, кажется.
- И какой?

Айканаро посмотрел на отца. Он ждал его ответа... и боялся его услышать. Хотя, конечно, не мог еще знать, что именно скажет Арафинвэ. Просто какая-то тоска шевельнулась внутри.

0

11

НПС Арафинвэ

- Нет, отец... я не про нолдор говорю. Про тех, за кого я отвечаю, я помню. Я говорил... про Альквалондэ.
- Им мы уже ничем помочь не можем, - с болью ответил Арафинвэ. Раненных перевязали, мертвых собрали вместе и готовили к погребению - но вряд ли здесь нужна была помощь. Тем более - их. Как и для того, чтобы успокоить детей и женщин.
- Решение?
Арафинвэ ничего не ответил. В голосе Финдарато мелькнуло что-то необычное, как будто он что-то понял... или догадася.
Айканаро сел рядом с ними, теперь он видел обоих сыновей совсем близко. Враз повзрослели... и как будто немного потухли. Неудивительно...
- И какой?
Два вопрошающих взгляда. Но Арафинвэ не сомневался в верности своего решения - только в боли, которое оно причинит.
- Я поведу тех, кто хочет возвратиться.

0

12

- Им мы уже ничем помочь не можем
Финдарато кивнул,  но ничего не ответил. Он и сам понимал, что мало кто сейчас хотел бы их видеть.  И чувствовал себя здесь чужим. Куда исчезла вся радость, все тепло, которые давал этот город ему всю жизнь. Финдарато же вырос здесь. А... теперь чувствовал, что должен уйти. Что ему здесь не место.
Айканаро сел рядом. Так же молча. И также, как и он сам, ждал ответ отца. Только не зал, что услышит. А Финдарато... догадывался, наверное. Отец и раньше не хотел идти. А уж после случившегося - тем более.
- Я поведу тех, кто хочет возвратиться.
- Да, конечно.
Такие ведь будут.  Не все, конечно, но многие.  А остальные... пойдут дальше, все равно.
Финдарато выпрямился. Вот теперь уже нельзя было позволить себе  ни слабости, ни нерешительности. Верно ведь отец сказал - они должны помнить о тех, кто им доверял.
- А ты, Нарьо?
Нужно было спросить всех. Пойти, объявить это решение... Только страшно было. И больно, очень. А еще росла пропасть между ним и всей этой жизнь. Они были здесь не нужны.

0

13

- Я поведу тех, кто хочет возвратиться.
- Да, конечно.

Айканаро посмотрел на отца. Наверное, другого ответа быть не могло... Арафинвэ ведь не хотел идти, с самого начала не хотел. И не считал их поход правильным делом. Но все равно услышать это было больно.
- Значит... ты не пойдешь дальше?
А как же они? Как те, кто решит продолжить поход? И... сколько будет тех, кто вернется? Голова шла кругом от всего этого...
- А ты, Нарьо?
- Я? -Айканаро даже как-то удивился такому вопросу, - я не хочу возвращаться.
Не мог он даже подумать об этом. Как же так? Ведь... это был их долг - сразиться в Врагом. И новые земли... что же, они так и оставят мечту о них? И... вернутся назад, каясь за те преступления, которые не совершали?
- Я не вернусь.- твердо подтвердил он. - А.. ты, Инголдо?

0

14

НПС Арафинвэ

- Да, конечно.
- Значит... ты не пойдешь дальше?
Финдарато, кажется, ждал такого ответа, а вот Айканаро... не понял. Не понял и очень расстроился. Арафинвэ было бесконечно больно оставлять сыновей, но идти против голоса своей совести, теперь уже кричавшего в душе, он не мог.
- Нет, Нарьо. Я должен вернуться.
Арафинвэ обхватил руками колено.
- Я иду просить прощения, - негромко сказал он, - и не стыжусь этого.
Ибо он знал, что виновен был в том, что ушел - так, взбунтовавшись и обвинив. Такой уход не мог привести их никуда, кроме как на алые от крови пирсы - теперь Ингалаурэ понимал это как нельзя лучше. Феанаро был виновен - но виновны были и все они. Судия сказал, что вина убийц ляжет на тех, кто последует за ними - это было справедливо. Но не, кто не желает этого, могли вернуться - и это было милосердно. Но как же страшно было отпускать сыновей и дочь!
Вот только... уйти с ними означало лишь рухнуть в ту же пропасть. Остаться - значило уберечь хоть тех, кто уходить не хотел. Возвращаться в Тирион было мучительно трудно - и кто-то должен был вести решившихся нолдор.
И кто-то должен был ждать ушедших и верить, что когда-нибудь они все же смогут вернуться домой.
- А ты, Нарьо?
- Я? я не хочу возвращаться. Я не вернусь. А.. ты, Инголдо?
Арафинвэ знал, что ответит старший. Что ж... их обоих вели долг, честь и голос сердца. Каждый считал, что выбрал верно. Каждый был верен по крайней мере себе.

0

15

НПС Ангрод

Как это вышло? Кому первому пришло в голову вынуть меч из ножен? О Эру и милосердные валар, как случилось, что сотворилось такое - и земля не разверзлась, и море так же равнодушно бьется о залитый кровью причал?! И те, кто поднял руку на братьев своих - кто они теперь, как смотреть им в глаза и как называть их? Что будет теперь, у кого спрашивать ответа? Пусто вокруг, тьма, нет ничего - и душа пуста, в ней даже гневу места не нашлось, в ней одно лишь болезненное недоумение...
Подсознательно ища хоть кого-нибудь, с кем рядом можно молча постоять, не чувствуя себя единственным живым посреди царства мертвых, Ангарато шел по пустынной гавани и вскоре, проходя мимо причала, услышал негромкие голоса отца и братьев. О чем говорили, можно даже не прислушиваться: у всех здесь сейчас одно на душе... И вопросы - те же самые, что у него, такие, на которые никто не ответит. Ангарато не спеша вышел к из темноты и молча присел на каменную плиту рядом с Финродом.

0

16

- Значит... ты не пойдешь дальше?
- Нет, Нарьо. Я должен вернуться.  Я иду просить прощения, - негромко сказал он, - и не стыжусь этого.

Финдарато покачал головой, отвечая, скорее, на свои мысли, чем на слова отца и брата. Дело было не в том, что... просить прощения было стыдно.  Наоборот - нужно было.  И он был готов это сделать. Только вот - не чувствовал, почему-то, что его примут. Не время было для этого. И потом... Вернуться назад было бы ложью и трусостью. В отличие от отца, он не сожалел о том, что они ушли. О том как - да. О ссорах,  безумии на площади, вот этом вот... Но понимал, что решение уйти - оно никуда не исчезло.
Вернуться сейчас - значило предать всех. И тех, кто уйдет, и тех, кто останется. И потом - а те, кто решит идти? Останется отец, останется он...И на кого свалится  весь груз ответственности? Сейчас, когда он понимал, что остался старшим, то чувствовал страх. Он боялся не справиться,  того, что что-то сделает не так. Того, что... Что теперь  не к кому будет придти за советом, как раньше. И от этого еще лучше понимал, что не сможет переложить это ни на кого другого.
- Я? я не хочу возвращаться. Я не вернусь. А.. ты, Инголдо?
- Нет. Я иду дальше.

0

17

- Нет, Нарьо. Я должен вернуться.
Айканаро опустил голову. У каждого свой путь... и надо иметь смелость его выбрать и идти по нему не сворачивая. Отец выбрал. Сейчас, а не там, на площади, когда решил пойти со всеми не по зову души, а из чувства долга. Это юный нолдо понимал, но вот следующие слова отца...
- Я иду просить прощения,  и не стыжусь этого.
- Почему?-вырвалось у Айканаро.- За что мы должны просить прощения? В чем наша вина? В том, что мы решились думать сами, хотеть чего-то иного, не того, что нам предлагают? Или за то, что считаем правильным сражаться со Злом?
Они ведь.... не убивали в Гаванях. Даже если бы были там в тот момент - все равно не стали бы! Просить прощения должен был Феанаро - и вовсе не у валар, а у тех, кто сейчас оплакивал мертвых.
- Нет. Я иду дальше.
Айканаро кивнул. В его душе творилась настоящая буря - смесь боли, непонимания, гнева и тревоги.
К ним подошел Ангарато и молча сел рядом.
- Арато.. а ты... что скажешь?

0

18

НПС Арафинвэ

- Почему? За что мы должны просить прощения? В чем наша вина? В том, что мы решились думать сами, хотеть чего-то иного, не того, что нам предлагают? Или за то, что считаем правильным сражаться со Злом?
- Если бы мы шли сражаться со Злом, - улыбнулся Арафинвэ, кладя руку на плечо младшего, - мы бы пришли не сюда. Если бы мы уходили иначе - мы стояли бы сейчас на кораблях, ты не думаешь? А друзья наши махали бы нам с берега. Я виновен в том, что внимал несправедливым речам о моих друзьях, виновен в том, что бросил свою родину без помощи в горький час, что отрекся от всего, что делал мой отец. И я не стану более следовать за тем, кто способен сотворить такое. Но, Айканаро, если ты не видишь, почему, как спросил Инголдо, все вышло так - или видишь иначе, чем я - то это еще не значит, что прав я. Если твое сердце зовет тебя вперед - иди.
А он вернется потому, что видит свою вину. Может быть, и можно идти поперек проклятия, если веришь в свою правоту - но Арафинвэ не верил. Он знал, что виновен, что отрекся от друзей в час беды. Это была его вина, его собственная.
К ним подошел и Ангарато, потерянный и испуганный, как все они.

0

19

НПС Ангрод

"Возвращаться? Зачем? О чем отец говорит? Если кто и виновен, то не мы, а Феанаро с его верными, те, кто устроил этот... это... За что нам просить прощения - за чужую жестокость и гордыню? Может, еще и наказание вместо них понести? Вот еще! Если мы в чем и виноваты, так это в том, что опоздали, что не смогли их остановить... Кто знает, может, тогда мы бы лежали здесь вместе с убитыми тэлери, такие же холодные и ко всему равнодушные, но хоть совесть была бы чиста. Но вернуться, ничего не совершив, не увидев, только потому, что стало страшно от увиденного - это же немыслимо! Никто не говорил, что будет просто... Да, но думалось, все будет правильно, а вышло - так..."
На душе все еще было смутно, к горлу подступал крик, но решение, принятое однажды, нельзя было изменить. Ангарато не давал безумной Клятвы, подобно Феанаро и его сыновьям, но всю свою жизнь он придерживался правила: никогда не менять своих решений, если на то нет достаточно веских причин. Сейчас - не было. Вернуться сейчас - значит струсить, признать себя неспособным на великие деянья... "Вроде этого?" - взгляд упал на окровавленный камень причала. "Нет, нет, нет! В любом случае, только делом сможем мы залечить раны, нанесенные здесь. И если есть та вина, о которой говорит отец, то пусть новая жизнь, которая начнется в новых землях, будет нашим искуплением".
- Арато.. а ты... что скажешь?
"А что я могу сказать? Я не видел еще жизни, настоящей жизни, и если вернусь сейчас, то и не увижу..."
- Я пойду дальше. Не вернусь.
"Извини, atarinya... Я не могу иначе".

Отредактировано Карантир (2013-04-16 00:21:24)

0

20

- Почему? За что мы должны просить прощения? В чем наша вина? В том, что мы решились думать сами, хотеть чего-то иного, не того, что нам предлагают? Или за то, что считаем правильным сражаться со Злом?
- Если бы мы шли сражаться со Злом, - улыбнулся Арафинвэ, кладя руку на плечо младшего, - мы бы пришли не сюда. Если бы мы уходили иначе - мы стояли бы сейчас на кораблях, ты не думаешь? А друзья наши махали бы нам с берега. Я виновен в том, что внимал несправедливым речам о моих друзьях, виновен в том, что бросил свою родину без помощи в горький час, что отрекся от всего, что делал мой отец. И я не стану более следовать за тем, кто способен сотворить такое. Но, Айканаро, если ты не видишь, почему, как спросил Инголдо, все вышло так - или видишь иначе, чем я - то это еще не значит, что прав я. Если твое сердце зовет тебя вперед - иди.

Финдарато вздрогнул. Отец... Он говорил... В общем, наверное.  Это было понятно, но... Сейчас он обвинил их в том, что произошло. Назвал их убийцами. И снова - проскользнула та же мысль - мы стали чужими здесь, если уж возникло такое непонимание... Да, они пошли... за Феанаро. Вслед за его войсками, наверное,  зря, но..
- Мы шли сражаться со злом...
Он до сих пор был в этом уверен.  Не ради мести  и, уж конечно, не ради камней. И... уйти - значило бы предать своих друзей и семью сейчас, когда им  было плохо, в тяжелые времена.  Бросить... на растерзание этому проклятью - свою семью?
- Я пойду дальше. Не вернусь.
- Значит, нам пора прощаться.

0

21

- Если бы мы шли сражаться со Злом, - мы бы пришли не сюда. Если бы мы уходили иначе - мы стояли бы сейчас на кораблях, ты не думаешь? А друзья наши махали бы нам с берега. Я виновен в том, что внимал несправедливым речам о моих друзьях, виновен в том, что бросил свою родину без помощи в горький час, что отрекся от всего, что делал мой отец. И я не стану более следовать за тем, кто способен сотворить такое. Но, Айканаро, если ты не видишь, почему, как спросил Инголдо, все вышло так - или видишь иначе, чем я - то это еще не значит, что прав я. Если твое сердце зовет тебя вперед - иди.
Айканаро смотрел на отца, пытаясь понять смысл его слов. Нет... все верно было, только...не верил он в такое. Как бы они не уходили, все не могло бы получится так, как сказал сейчас Арафинвэ. Или... могло? Но  сейчас - разве не поздно отступать? Разве... правильно? То, что произошло - ужасно, невообразимо. И, наверное, их вина в том действительно есть, и немалая. Надо было встать на пути Феанаро, помешать ему... и устроить другую резню? Потому что Пламенный не остановился бы ни перед чем. Но теперь все случилось, как случилось о уйти обратно казалось ему... Нет, произнести слово "предательство", даже подумать о нем юноша не мог. Но не мог бы и бросить тех, кто решит идти дальше. Даже если бы хотел. Но он и не хотел, потому что по-прежнему думал, что они правы.
- Мы шли сражаться со злом...
Ответ Финдарато еще больше укрепил Айканаро в его мыслях. Они действительно шли сражаться. И должн идти дальше. Особенно теперь... потому что страшно было даже подумать, куда может завести безумие Феанаро.
- Я пойду дальше. Не вернусь.
Айканаро кивнул, еще раз подтверждая свое решение.
- Значит, нам пора прощаться.
Сердце тоскливо сжалось. Прощаться.. да, пора. Теперь еще и с отцом. И с теми, кто решит вернуться с ним - сколько их будет? Он не осуждал Арафинвэ, просто... не мог понять. Наверное, потом станет ясно, кто прав... или, что правы все, кто знает... Юный нолдо опустил голову, глядя на песок. Он думал, что их жизнь рухнула, когда пришла весть о гибели Финвэ... нет. Оказывается, она продолжала рушиться дальше...

0

22

НПС Арафинвэ

Было видно, что сыновья не согласны с ним, что думают они и чувствуют иначе. Что ж... Арафинвэ и не утверждал, что прав. Просто не мог он идти дальше запятнанным, предателем, не смог бы подняться на залитые кровью корабли. Это было хуже всего на свете.
- Мы шли сражаться со злом...
Задумчивый и вместе с тем уверенный в себе Финдарато.
Вот только сразились не с ним...
- Ваши долг и честь зовут вас вперед - значит, идите, если так велит сердце. Моя любовь будет с вами, yondor...
Больно, так больно расставаться здесь и сейчас! Что ждет их?  Как можно отпустить сыновей? Но можно ли их удержать?
- Я пойду дальше. Не вернусь.
- Значит, нам пора прощаться.

Арафинвэ молча кивнул.
"Извини, atarinya... Я не могу иначе".
"Передо мной ты точно не виновен, сын."
Закусив губу, Ингалаурэ снял с пальца свой перстень - единственное украшение, которое он никогда не снимал - и протянул старшему.
- Отныне ты, Финдарато - глава Дома. Старший. Тебе вести за собой, сын. Я знаю, ты справишься - ты мудр и благороден. Я люблю вас всех, я буду ждать вас и надеяться, что жизнь ваша сложится счастливо.

0

23

НПС Ангрод

- Ваши долг и честь зовут вас вперед - значит, идите, если так велит сердце. Моя любовь будет с вами, yondor...
Ангарато не понимал, почему отец решил остаться, почему нужно это неожиданное и неотвратимое расставание, какое-то даже нелепое и нелогичное... да ничего Ангарато не понимал, будто ясность погасла вместе со светом Древ. Смутный сумрак клубился в душе так же, как и перед глазами, и ждал, когда же Ангарато сделает неверный шаг. Тогда эта серая неопределенность подхватит, завертит и разорвет в клочья, а значит, надо цепляться за последние крепкие ниточки, за принятые раз и навсегда решения.
Но как бы сильно не было осознание неотвратимости совершающегося, в сердце оставалась капля безумной  надежды: на то, что расставаться не придется, на то, что все сложится и правда к лучшему... Оставалась до тех пор, пока Ангарато не увидел, как отец снял с пальца кольцо главы Дома и передал его Финроду.
Вот теперь точно все. Безвозвратно. Каждый выбрал свою дорогу.

0

24

- Ваши долг и честь зовут вас вперед - значит, идите, если так велит сердце. Моя любовь будет с вами, yondor...
- Спасибо.
Больше и сказать было нечего... Их пути отсюда расходились.
Финдарато не мог поверить, что все вот так случится, прямо сейчас. Что отец уйдет. Впервые в жизни ему было по-настоящему страшно. И, вместе с тем, он понимал, что это ничего не изменит.
Отец отдал ему кольцо... Финдарато машинально взял его в руки, покрутил в пальцах, не зная, что делать и говорить дальше.
- Отныне ты, Финдарато - глава Дома. Старший. Тебе вести за собой, сын. Я знаю, ты справишься - ты мудр и благороден. Я люблю вас всех, я буду ждать вас и надеяться, что жизнь ваша сложится счастливо.
- Да, я... Я постараюсь. Я тоже люблю тебя...

0

25

- Ваши долг и честь зовут вас вперед - значит, идите, если так велит сердце. Моя любовь будет с вами, yondor...
- Спасибо, отец...
Айканаро не знал, что еще сказать... Ему казалось, что весь мир перевернулся с ног на голову. В душе расползалась пустота... как же так? Отец... он уйдет, потому что считает их неправыми. Но разве... разве можно вот так взять и уйти? Бросив все? Или... наоборот - он бросил все, когда пошел? И как же теперь, что будет?
- Отныне ты, Финдарато - глава Дома. Старший. Тебе вести за собой, сын. Я знаю, ты справишься - ты мудр и благороден. Я люблю вас всех, я буду ждать вас и надеяться, что жизнь ваша сложится счастливо.
- Да, я... Я постараюсь. Я тоже люблю тебя...

Кольцо блеснуло в темноте, переходя из руки отца в руку Финдарато. Айканаро, как завороженный, смотрел на него и пытался осознать происходящее. Он оглянулся на Ангарато и понял, что тот чувствует такое же смятение.
"Арато... что же будет дальше?"

0

26

НПС Арафинвэ

- Спасибо.
- Спасибо, отец...

Арафинвэ видел смятение сыновей, видел, что они не понимают его выбора. Может быть, считают, что он осуждает их выбор? Так или иначе, идти дальше он не мог бы. Это было предательством... Нет. Выбор сделан, и он верен - Ингалаурэ верил себе. Но только все равно больно было отпускать сыновей, так больно, что дыхание перехватывало.
- Да, я... Я постараюсь. Я тоже люблю тебя...
- Ты сможешь, - убежденно повторил Арафинвэ. Первенца своего он знал и не сомневался в нем.
- Берегите себя, мальчики! Будьте осторожны... Берегите себя! - вырвалось из глубин души.

0

27

НПС Артанис

Нэрвен долго бродила вдоль линии прибоя, сознательно избегая встречь с кем бы то ни было. Правда, избегать особо не приходилось. У всех сейчас были иные заботы, кроме как докучать ей. Первый шок от случившегося прошел. Хвала Эру, никто не видел ее слез - смогла сдержаться, пока не оказалась здесь, в одиночестве. Но сейчас уже и слез не было. Эльдэ думала. О том, что видела, что слышала и что делать дальше. Сейчас многое изменилось по сравнению с тем, что было в Тирионе. И нужно было решать, где ее цель. Страшнее залитых кровью пирсов и слов Судии были слезы матери. Эарвен не было в Альквалонде... и это хорошо. Но... как она узнает, что скажет? Артанис почувствовала, как в душе поднимается гнев. Да как он посмел поднять оружие против эльдар!? Нолдэ нахмурилась. И приняла решение.
Теперь нужно было найти остальных. Она двинулась почти наугад, но почти не сомневалась, что ноги приведут ее туда, куда надо. Так и вышло. В тусклом свете виднелись четыре фигуры и слышались голоса. Отец и братья. Нэрвен решительно зашагала к ним.

0

28

НПС Ангрод

Ангарато смотрел на все, словно сквозь туман. Так бывает, когда толком не проснулся еще: кажется, что встаешь с постели, а на самом деле остаешься лежать. Только тут, в этот раз все было реально и - он понял это внезапно и очень остро, как иглой под ребра - необратимо.
"Арато... что же будет дальше?"
Дальше... Все это "дальше" представлялось Железнорукому как плотное белое облако, в котором исчезает дорога. Там может быть все, что угодно, но там что-то хотя бы есть, здесь же - одна, навечно застывшая картина: кромешная мгла, прорезаемая светом факелов, запах гари, отзвук страданий, да скользкий от крови мрамор.
"Я не знаю, Айканаро. Но дальше должно быть... лучше, чем сейчас. Потому что ничего хуже я представить себе не могу".
- Берегите себя, мальчики! Будьте осторожны... Берегите себя!
Отец... Вот и все. Мы уйдем, а он останется... потому что так решил, потому что новая жизнь теперь. После смерти всегда должна быть новая жизнь, а смерть - вот она, рядом...

0

29

- Ты сможешь. Берегите себя, мальчики! Будьте осторожны... Берегите себя!
- Смогу. Спасибо.
На этот раз голос прозвучал твердо. А разе у него был выбор? Сейчас он был старшим.  И не мог позволить себе ни сомнений, ни колебаний. Теперь ему было идти вперед. И... Это уже его ждали на берегу, хоть еще и не знали об этом.  Теперь нужно было сказать остальным, тем, кто шел за отцрм, что он возвращается. Кто-то последует за ним. Кто-то - нет. Теперь они уже были по разные стороны моря, хоть кто-то этого и не знал еще.
Финдарато надел кольцо на палец. Оно показалось  непривычно тяжелым. Ничего, привыкнуть у него будет время.
- Когда ты уходишь?
Уговаривать отца остаться было нечестно. Как и пытаться убедить его, что они правы - он и сам не знал, так ли это. Оставалось только попрощаться,  как они прощались в Тирионе... с мамой.

0

30

"Я не знаю, Айканаро. Но дальше должно быть... лучше, чем сейчас. Потому что ничего хуже я представить себе не могу".
"Думаешь, лучше? Хотя, наверное, ты прав... хуже уже точно некуда.
Страшней того, что произошло, уже быть ничего не может. Так, по крайней мере казалось сейчас юному нолдо.
- Берегите себя, мальчики! Будьте осторожны... Берегите себя!
- Смогу. Спасибо.
Сможет. Айканаро знал, что старший - сможет. И представлял, насколько тяжело ему принимать на себя такой груз. А вот беречь себя... они вряд ли станут. Потому что идут сражаться. Может быть, и хорошо, что отец решил вернуться - ему достанется меньше переживаний и боли. Ведь одно дело думать о родных на расстоянии, а с другой - видеть, какие опасности им придется преодолевать.
- Когда ты уходишь?
Он вопросительно посмотрел на отца. Сердце сжалось, отказываясь верить, что еще немного - и им придется расстаться. Надолго... может быть, навсегда.
Кто-то подошел к ним - быстро и решительно. Айканаро пригляделся к похожей в темноте на тень фигуре.
- Артанис...
Он шагнул навстречу сестер и, не выдержав, сказал:
- Отец... решил вернуться.

0


Вы здесь » Silmarillion » Альквалондэ » После бури